Архитектурная форма Дворца труда

1

По проекту Н. А. Троцкого развивалась как бы изнутри сооружения, от его функции. В ней главное внимание уделено решению внутреннего пространства зала, берущего на себя основную образную характеристику сооружения. Достоинством решения является органичное соединение функции и структуры, выразительность структурных форм, передающих силу, организованность и созидательную напряженность мышц Труда. В этом решении прослеживается связь с традиционными формами архитектуры, ню оно не (является лишь механическим упрощением форм «классики», а выражает общин характер реального движения архитектуры, когда последним словом в зодчестве была признана монолитность решетчатых скелетных сооружений, перекрывающих большие пространства. В конструктивности формы выражался и «конструктивный» созидательный дух нового общества. Случайно ли, что спустя восемь лет, архитектор Ле Корбюзье, стремясь отразить в архитектуре свое понимание образа человека освобожденного труда и общих тенденций конструктивного направления советской архитектуры, развивает в конкурсном проекте Дворца Советов тот же принцип тектонической выразительности ясных, показанных в работе форм напряженного организма?

На выражении экспрессии внешних форм, на нахождении связи динамически напряженного организма с движением зрителя в пространстве площадей и улиц основана идея архитектуры Дворца труда в конкурсном проекте архитектора К- С. Мельникова. При этом, однако, не ставилось задачи связать как |бы живую, подвижную фор/му, напоминающую колонны демонстрантов, с /геометрически строгой тканью градостроительной структуры.

В проекте архитекторов братьев Весниных*, получившем третью премию, предпринята попытка создать форму, строго следующую функциональному объему, архитектуру, отказавшуюся от тектоники тяжести -каменной структуры. Внутреннее пространство сооружения (раскрывается наружу нарез остекленные ограждения, представляющие собой тонкие плоскости, соединенные с легким каркасом. В архитектуру здания включаются элементы -Мишины (корабельной архитектуры) —радиомачты, трубы, а также световые табло и открытые шахты лифтов, пронизывающие объем. Архитекторы как бы демонстрируют новые принципы и новый метод проектирования, присущпи художникам-конетрукторам машин. Форма включает лишь утилитарный архитектурный объем, образуется легкими целесообразными конструкциями, все части находятся в работе, в действии. Даже внешнее ограждение должно максимально служить функции coopужения — давать обилие света через большие остепленные поверхности и раскрывать функциональные процессы наружу.

Эта необычная архитектура рассматривалась тогда многими как выражавшая принципы революционной современной архитектуры, имеющая реальную почву, широкие перспективы развития.

«В этой работе, — писал М. Я. Гинзбург, — мы впервые видим реально ©сплющенными здоровые принципы нового подхода к решению архитектурной задачи. Исключительно ценной и важной особенностью этого проекта является прежде всего новый план. Вместо сложной, запутанной конфигурации, со многими дворами и переходами, дающими лучшее или худшее, но обычно всегда трафаретное симметричное и чисто орнаментальное пятно, другими словами, вместо специфического старого плана, только братья Веснины, при всех недочетах и недостатках своей работы, дали на этом конкурсе все же новое органическое решение самого задания, сконцентрировав по-новому все помещения, отказавшись от всяких внутренних дворов, сделавши попытку создания нового социального организма, внутренняя жизнь которого .вытекала целиком :не из трафаретов прошлого, а из новизны самого задания…».

С другой стороны, проект Весниных вызывал весьма настороженное отношение ряда специалистов из-за нарочитого новаторства, грозившего приобрести фальшивые принципы бутафории. Действительно, в проекте Весниных ясно наметились такие элементы, где формообразующие возможности функции трактовались достаточно произвольно, искусственно преувеличивались (антенны, лифтовые шахты, ведущие на крышу, проезд посередине здания, каркас, вынесенный наружу здания, сплошное остекление и др.).

Возможности формообразования архитектуре на основе развития функционально-технических идей были показаны учеником А. А. Веснина по Вхутеине архитектором И. И. Леонидовым в его дипломной работе «Институт библиотековедения» им. В. И. Ленина (1927 г.).

Основное достоинство своего проекта Дворца труда братья Веснины видели в создании архитектурного образа нового дворца, прежде всего, через верную архитектурную организацию плана. «Работая над планом, мы одновременно работали над разрезами, фасадами, перспективами, аксонометрией, т. е. над всей объемно-пространственной композицией в целом, средствами которой необходимо было конкретизировать образ дворца масс». Эти принципы, кай они считали впоследствии, более последовательно выраж.ены в двух других их произведениях — проекте театра массового музыкального действа для Харькова и в Днепрогэсе.

Чтобы завершить необходимые сопоставления, ознакомимся в общих чертах с архитектурой двух упомянутых произведений, выделенных Весниными.

«Одной из наиболее удачных работ мы считаем наш конкурсный проект Харьковского театра, — писали Веснины.— В этой работе нам удалось в известной степени достигнуть органичности архитектуры, единства внутреннего пространства и внешнего оформления, единства деталей и целого, ясности и четкости построения объемов и создания образа нового массового театра.

К удачным работам относится также Днепропетровская гидроэлектростанция. В ней архитектура органически связана с производственными процессам,и и с окружающей природой и плотиной».

Как и в Дворце труда, в проекте театра (1930 г.) предлагалось решение зрительного зала в виде единого, выраженного во внешней форме объема. Этот объем перекрывался пологим куполом— традиционным тектоническим элементом, одним из тех, что категорически отвергались «чистыми» конструктивистами. Этому пластическому объему противопоставлялась чи служила фоном прямоугольная плоскость сценической коробки. «В проекте братьев Весниных, — писал Г. Б. Бархин,—… особенно поражает удивительная простота архитектурной композиции, причем авторам удалось органически сочетать целый ряд достижений новой театральной архитектуры ,с тем ценным наследием, которое мы получили от архитектуры прошлого. Архитектурное оформление театра, выполненное в пору наибольшего развития конструктивизма, обнаруживает все тонкое мастерство Весниных. Внешняя, очень скромная по примененным изобразительным средствам, архитектура здания отлично выражает глубину и совершенство замысла. К сожалению, описанный проект Весниных, не был осуществлен».

Действительно, для архитектора, знающего историю архитектуры, ее современные тенденции, владеющего композиционным мастерством и профессиональным методом архитектурного проектирования, это произведение всегда может служить эталоном чистоты, лаконичности, ясности архитектурного мышления, Оно даст зримое представление о специфике архитектурного творчества, о сложном характере труда архитектора на пути к созданию (подлинно синтетической архитектурной формы, избегающего пустоцветов ложной декоративности.

Черты новой советской промышленной архитектуры намечены в сооружениях упомянутой гидроэлектростанции на Днепре. Проект, составленный группой архитекторов под руководством эту тему представителями различных творческих направлений. Это соревнование и широкое обсуждение выбранных проектов оказало большое творческое влияние на дальнейшее развитие промышленной архитектуры.

В проекте, выполненном под руководством В. А. Веснина, здание гидроэлектростанции решено как часть уже строившегося комплекса сооружений. Архитектура станции соответствует инженерно-конструктивному заданию — использовать жесткий металлический каркас машинного зала, а также продиктована стремлением правильно решить проблему освещения зала. Здание станции включает в себя машинный зал для девяти вертикальных гидроагрегатов, перекрытый металлическими рамами (несущими также мостовые монтажные краны). Стена главного фасада, выполненная как и другие ограждения из теплого бетона, облицована розовым артикским туфом. Она решается как плоскость, свободно покоящаяся на массивных пилонах, между которыми бурлит водяной поток, вырывающийся из турбин. Прямой солнечный свет попадает в зал через эркер в нижней части стены (южный) в ограниченных пределах. Фактически эта широкая полоса дает рефлекторное освещение светом, отражающимся от глади водной поверхности. В то же время она открывает работающим вид на это пространство. Раскрытие стены, открывающее вид на Днепр и небо, должно было иметь, по мысли авторов, гигиеническое, оздоровляющее и эстетическое значение. Решение дало возможность «раздвинуть стены сооружения, достигнув необычайной широты и простора в помещении, площадь которого не шире 20 метров при длине в 250 метров».

Такой прием выреза в стене длинной горизонтальной полосы для остекления оказывается возможным лишь при современной каркасной конструкции промышленного сооружения. Он отражает новое представление о тектонике, в котором проявляется не только развитие конструктивной логики, но и новая композиционная трактовка пространства. Композиционное решение основано на немногих простых приемах, с помощью которых достигнуты максимальное единство целесообразности и красоты, создана выразительная архитектура, объединившая в себе, по словам А. В. Луначарского, «мощность, легкость и идейность». Сущность выразительности этих приемов может быть объяснена, по-видимому, лишь через раскрытие их семантических связей с характером общественного сознания, с эстетическими представлениями и идеалами времени.

Конструктивизм представляет для нас, на данном этапе предварительного изучения, определенный интерес как некоторая трансформация системы архитектуры, давшая конкретное проявление ее функционально-технических аспектов под влиянием процессов, происходящих во внешних сферах системы и преломляемых через призму профессионального творческого мышления. В ходе формирования профессионального творческого метода происходит отбор специфических эстетических критериев, принципов и средств архитектурной композиции.