Шар-башня

61

Равнодушная к битве за центр острова высоко над схваткой искусственного с естественным парит — буквально парит! — призрачная круглая конструкция, доказывающая, что Кони-Айленд все еще остается плодородной почвой для революционных архитектурных прототипов.

В начале 1906 года в нью-йоркских газетах появляются объявления, анонсирующие «реальный шанс получить долю дохода» от «самой большой в истории стальной конструкции… величайшего в мире центра развлечений… самого лучшего проекта в сфере недвижимости», — «Шар-башни». Ее возведение обойдется в полтора миллиона долларов. Публику убеждают вкладывать деньги; инвестиции должны принести 100 процентов прибыли в год.

Самое объемное сооружение, когда-либо предлагавшееся к постройке за всю историю человечества, сочетает в себе две противоположности — иглу и сферу, — являющиеся двумя крайностями формального словаря Манхэттена еще с 1853 года, когда были противопоставлены друг другу вышка Лэттинга и купол Хрустального дворца.

Шар не может быть башней.

Иллюстрация к рекламному объявлению — колоссальная круглая штуковина, попирающая город, — объясняет главную идею «Шар-башни»: шар будет таким огромным, что, просто покоясь на земле, он благодаря своєму невероятному диаметру уже станет башней, поскольку окажется по крайней мере «в три раза выше, чем теперешняя диковина Нью-Йорка — небоскреб Флэтайрон-билдинг».

Сфера как форма встречается на протяжении всей истории западной архитектуры, в основном в моменты революционные. Для европейского Просвещения она стала моделью мира, светским аналогом собора: как правило, она исполняла роль монумента, причем монумента совершенно пустотелого. Только истинно американский гений Самюэля Фриди, изобретателя «Шар-башни», смог извлечь пользу из этого Платонова тела, произведя с ним серию крайне прагматических операций.

Для него шар, безжалостно рассеченный на отдельные этажи, — это просто источник запредельного количества квадратных метров. Чем больше шар, тем просторней его внутренние этажи-платформы; поскольку шару достаточно одной, пренебрежительно малой точки опоры, получается, что наименьший из возможных земельных участков дает максимальное количество полезной площади. Предъявленные инвесторам чертежи изображают гигантскую стальную планету, словно врезавшуюся в копию Эйфелевой башни, — все это вместе «будет достигать 220 метров в высоту. Это будет самое большое сооружение в мире, с огромными лифтами, возносящими посетителей на разные этажи»3.

Поддерживать «Шар-башню» должны всего восемь опор. Кроме них зависшее в воздухе сооружение сообщается с землей только в тех точках, где его специально спроектированные лифтовые шахты пробивают земную поверхность, связывая нутро «Шар-башни» с нутром земного шара. Под землей была запланирована многоуровневая станция сразу для нескольких видов транспорта: комбинация гаража, станции метро и железнодорожного вокзала с ведущим к морю ответвлением, превращающимся в причал для кораблей.

С точки зрения функциональной программы «Шар-башня» — это «Стипль-чез», «Луна-парк» и «Страна грез», заключенные в одном объеме и разложенные как по полкам на соответствующих этажах; при этом вся конструкция в целом умещается на маленьком клочке территории «Стипль- чез-парка», который Фриди арендовал у Тилью.

 «Шар-башня», второй вариант, вид здания без внешней оболочки. Сверху вниз сады на крыше, уровень театров, вращающийся ресторан, бальная зала, CHAMBRES SEPAREES, Африка, один из континентов/цирков, вестибюли, входы и тд Специальный лифт связывает внутренние помещения с подземными артериями метрополиса.