В проекте небоскреба Макгроу-Хилл-билдинг (1929-1931) Худ уже не скрывает своей фанатичной увлеченности; он готовит для «Города башен» последнюю дозу роскоши.

В небоскребе три типа помещений, расположенных соответственно в трех уступах здания: в самом нижнем — типография, мастерские для переплетных работ — в среднем, а конторы — в самой верхней, узкой секции.


Раньше, когда это было ему удобно, Худ притворялся, что лишен чувства цвета: «Какой цвет? Дайте подумать. Какие у нас там есть — красный, желтый, синий? Ну пусть будет красный»7.

В новом проекте он пробует желтый, оранжевый, зеленый, серый, красный, китайский красный и черный с оранжевой каймой.

McGraw-Hill
McGraw-Hill
Цвет башни будет плавно меняться — от темного внизу к более светлому наверху, «где она в конце концов растворяется в небесной лазури…». Чтобы сделать это исчезновение реальностью, один из помощников Худа с помощью бинокля проверяет положение буквально каждой плитки — ее участие в общем процессе исчезновения — из окна здания рядом со строительной площадкой.

Результат ошеломляет: «Фасады полностью полихромны… Участки стены между горизонтальными рядами окон выложены прямоугольной плиткой из сине-зеленой обливной терракоты… Покрытые металлом простенки окрашены в темный зелено-синий, почти черный цвет. Металлические оконные рамы — ярко-зеленые… Узкая полоса ярко-красного проходит по верхним откосам окон и пересекает покрытые металлом простенки. Ярко-красный использован также с испода горизонтальных выступов пентхауза и над центральным входом. Золотой цвет оконных жалюзи эффектно дополняет прохладную гамму здания. По углам жалюзи проходят широкие сине-зеленые вертикальные полосы, увязывающие их с общей цветовой палитрой фасада. Цвет жалюзи, что необычно, оказывается важным элементом дизайна. «Вестибюль центрального входа отделан полосами из стальных листов, покрытых эмалью темно-синего и зеленого цвета и разделенных металлическими трубками, которые отделаны серебром и золотом… Стены главного и лифтового коридоров забраны стальными листами с эмалью зеленого цвета».

Радикальность цветовой гаммы выдает глубокую одержимость.

Худ снова составляет единое целое из двух несовместимых вещей: с опущенными золотыми жалюзи, в которых отражается солнце, Макгроу-Хилл-билдинг напоминает айсберг, внутри которого бушует пламя: пламя манхэттенизма — в айсберге модернизма.