Инфраструктура в архитектуре Кони-Айленда

8

«Из пустыни небес и океана поднимается магический образ огненного города», и «когда приходит ночь, на океане вдруг поднимается к небу призрачный город, весь из огней… Непостижимо сказочно и невыразимо красиво это сверкание». Томпсон соединил два города в одном — каждый со своим особым характером, особой жизнью, особыми жителями. Теперь уже город сам должен функционировать посменно; и электрический город, фантомный отпрыск «реального», оказывается, пожалуй, даже более мощным инструментом для воплощения фантазий.

Чтобы сотворить такое чудо в три года, Томпсон сосредоточил на тридцати восьми акрах парка инфраструктуру, превратившую весь участок — до последнего дюйма — в самый современный уголок мира. Инфраструктура и система коммуникаций «Луна-парка» были куда сложнее, изощреннее и лучше продуманы, а также потребляли куда больше энергии, чем во многих американских городах того времени.

«Несколько простых фактов и цифр дают представление о гигантских размерах „Луна-парка“. В летний сезон здесь работают 1700 человек персонала. Имеются свои собственные: местный и международный телеграф, пункт радиосвязи, местная и междугородная телефонная связь. Для освещения используется 1300000 электрических лампочек. На территории можно содержать пятьсот голов скота… Башен, шпилей, минаретов — 1326 [1907 год]… Выручка от продажи билетов у главных ворот с момента открытия первого „Луна- парка» превысила шестьдесят миллионов…».

И пусть вся эта инфраструктура обеспечивает функционирование, в общем-то, картонной реальности — в этом-то все и дело. «Луна-парк» есть первый результат применения той самой проклятой формулы, которая отныне будет преследовать архитектурную профессию до скончания веков: технология + картон (или любой другой хлипкий материал) = реальность.