РАЗВИТИЕ ПРИНЦИПА АНТРОПОМОРФИЗМА, КОМПОЗИЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ СОЧЕТАНИЯ ОРГАНИЧЕСКОГО И МАШИННОГО, НОВОГО И СТАРОГО, ПРИНЦИПЫ ГАРМОНИИ ЧЕЛОВЕКА И СРЕДЫ, ПЛАСТИЧЕСКОЙ СВОБОДЫ СТРУКТУР, ТЕХНИЦИЗМА

12

Современная эпоха научно-технической революции имеет свои художественные идеалы и символы. Один из символов нашего века—мифический образ крылатого юноши Икара. О нем и о его отце Дедале повествует древнегреческий миф — из тех, что составляли стройные системы объяснявших мир фантастических представлений, питали своими образами древнее искусство и служили ему арсеналом. Имя Дедала было в древности нарицательным именем зодчего и художника. Изобретательность богов и искусность проявил легендарный Дедал в осуществлении своего заветного желания жить среди близких его сердцу людей и дарить им радость созидания прекрасного. Вместе с сыном Икаром задумал он бежать на родину от царя Миноса с острова Крита, куда попал в расплату за непомерное тщеславие в юности. Дедал смастерил крылья для себя и Икара, и они понесли смельчаков к берегам родины. Но Икар слишком увлекся полетом, возможностями технического изобретения и, не вняв предупреждению, чересчур близко подлетел к пылающему солнцу; воск, скреплявший его крылья, растопился, и безумец упал в море, названное затем Икаршйским. Дедал же достиг заветных берегов Малой Азии, откуда перебрался в Сицилию. Здесь, по преданию, создал он много прекрасных зданий и научил людей высокому строительному искусству.

Содержание мифа не может не вызывать нашей настороженности к идеологии тех, кто оперирует образом дерзкого юноши на чудесных крыльях, символом подхвативших человека могучих сил, вызванных к жизни научно-технической революцией и несуших его не в прекрасное завтра на его собственной планете, а в пламя ядерной реакции.

Такой идеал отражает тенденцию развития научно-технической революции в условиях капиталистического общества — тенденцию, которая становится все более очевидной в глазах всего человечества, вызывая обострение борьбы двух культур. Столкновение демократического, социалистического и реакционно-буржуазного слоев культуры конкретизируется в современных исторических условиях в борьбе двух идеологических направлений.

Первое направление, выражающее идеологию реакционной буржуазии, опирается на концепцию так называемой «перманентной промышленной революции». Эта концепция стремится доказать, что современная научно-техническая революция является лишь простым продолжением промышленной революции и переход к ней не влечет за собой изменений в общественном устройстве. Таким образом, концепция служит оправданию аккумуляции частнокапиталистической собственности и закреплению навечно системы эксплуатации человека человеком, которая предстает теперь как форма исторически неизбежного порабощения человека техникой. Техника при этом становится фактором, враждебным самой природе, наступает критическая ступень развития, когда человек должен решить вопрос: «либо он посвятит себя развитию его собственной глубокой гуманности, либо отдаст себя во власть теперь почти автоматическим силам, которые он сам привел в движение, и подготовит место его дегуманизированному второму «я» — «послеисторическому» человеку».

Второе идеологическое направление ставит условием дальнейшего развития осуществление той или иной формы коренных социальных преобразований, открывающих возможность органического сочетания преимуществ социализма с развитием научно-технической революции на пользу всего человечества. Конечно, не все приверженцы этой концепции на Западе, которых мы относим к приверженцам демократической культуры, стоят на позициях научного понимания истории, на марксистских позициях исторического материализма и видят в современном научно-техническом прогрессе «славного минерала — революцию». Дело в том, что само понятие «культура демократическая и социалистическая», как мы уже отмечали, имеет конкретную историческую определенность. Так, трактовка выдвинутой В. И. Лениным теории двух культур основывалась на существовании «двух войн» в тогдашнем русском обществе: общедемократической борьбы с крепостничеством и пролетарской борьбы против буржуазии. Сегодня же историческая ситуация такова, что деятели культуры капиталистического мира поставлены перед выбором: либо они останутся в рядах защитников буржуазной «корыстно-классовой» культуры, в частности,— создателей среды, продолжающей линию эстетики техницизма и действующей в интересах консервации существующего общественного строя, ведущей к моральному регрессу и утрате ценностей гуманистического искусства, либо они выступят за освобождение человека от пут частной собственности и порабощения его техникой, от власти будущих «продавцов воздуха», за коренное преобразование общественного устройства. Эти факторы характеризуют общую направленность современной демократической культуры, поднимающейся на различных уровнях до культуры социалистической.

Отмеченные прогрессивные аспекты общественного сознания современной капиталистической формации находят конкретные формы проявления в различных видах искусства. В архитектуре они воплощаются в многочисленных проектах и в ряде построек, когда архитектурной форме придается значение, лежащее в сфере новых социальных идей и нового общественного устройства, постулированного демократическими архитектурными и градостроительными теориями. Таковы теории общества «универсального воззрения», противопоставленного обществу «частных интересов», общества «новой мобильности и новых целей, общества коммун», общества «эстетической органики и демократии» или общества «гармонии и порядка, архитектуры и планировки».

В условиях обостренных социальных противоречий и идеологической борьбы в прогрессивной архитектуре вырабатываются индивидуальные творческие методы, которые могут быть поняты вместе с анализом теоретических взглядов, знакомством с собственными принципами творчества и критическими высказываниями конкретных мастеров.

Одной из принципиальных задач новой архитектуры была необходимость покинуть язык ордерной антропоморфной формы, отказаться от этих форм как утратившего свой функционально-конструктивный смысл рудимента и обратиться к новым конструкциям и материалам, к новым методам производства. Однако на первых порах такое отрицание приводило к тому, что «вместе с «архитектурными формами» было выкинуто представление о том, что архитектура вместе с тем является искусством, т. е. вместе с водой из ванны выплеснули и ребенка» (48]. Поэтому открытие формы, наметившей один из возможных путей преодоления противоречия между антропоморфной архитектурой, с одной стороны, и формами современной техники, с другой, между неиндустриальностью ордерных форм — носителей эстетической ценности и внешней враждебностью техники гуманистической культуре, было воспринято как крупнейшее явление в новой архитектуре. Оно было связано со строительством в 1929 г. выставочного павильона в Барселоне по проекту архитектора Мис ван дер Роэ.{Композиционные принципы Мис ван дер Роэ — одно из индивидуальных проявлений творческого метода зодчих прогрессивного направления западной культуры.