Мечеть короля Файсала

1

Речь идет о мечети короля Файсала в окрестностях Исламабада (Пакистан, 1986), в долине Пенджаба. Турецкий архитектор Ведат Далокай создал образ на первый взгляд угловатой шатровой постройки с четырьмя минаретами-карандашами (турецкий тип) по углам. Однако нам интересен интерьер мечети. Подчеркнутый простор молельного зала фокусируется на михрабе, представляющем собой раскрытую книгу внушительных размеров — Коран.

Коран ведь велик. Больше того, михраб не утоплен в толще стены, как это было в прошлом, напротив, это свободно стоящая скульптурная форма. Стена киблы стеклянная, за ней располагается водоем — вновь новое решение, ведь ранее водоем находился во дворе мечети.

Наконец, дикка (место для чтеца Корана) также выполнена в виде раскрытой книги. Сакральная книга, как это показал Далокай, функциональна и обладает личностным началом, ее читают либо дома, либо в мечети. Вынесение образа Корана на обозрение горожан современного города — это застывший символ, приучающий паству к ошибочным взглядам на суть культуры Ислама. Мы вновь возвращаемся к мечети Далокая.

То, что укрыл Ведат Далокай в интерьере мечети, манифестировал на городской площади Эр-Рияда архитектор новой волны, одновременно скульптор и сочинитель книг по архитектуре Б. Ал-Байати. Выходец из Ирака, учился архитектуре в Лондоне, там же живет и сейчас. Он стилизовал том Корана в виде скульптурного монумента, еще раз подтвердив свою приверженность логоцентризму, присущему всем культурам авраамического цикла. Один из приметных для Байати проектов получил свое осуществление в Эдинбурге (Шотландия) — это здание мечети и исламского центра, выполненное в романском стиле шотландских замков.

Ведат Далокай изменил пространственную структуру мечети, но не поменял необходимые элементы-конструкты. Бассейн с водой он перенес за стену киблы, что усиливает значение воды в храмовой архитектуре мусульман. Кроме того, архитектор решился и на нововведения.

Стеклянная стена киблы оправдывает решение Ведата Далокая, он заново концептуализирует образ, ибо кибла есть направление и, образно говоря, просвет в стене мечети. Этот прием не нов, впервые он был использован в мечети Свободы в Джакарте (Индонезия) архитектора Ф. Силабана1, а также в Парламентской мечети Анкары (Турция).

Исламский мир, таким образом, прозрачен, сквозь стену киблы, образно говоря, можно видеть мекканскую мечеть и Каабу. Может сложиться впечатление о том, что мы имеем дело с новым оптическим режимом в сакральной архитектуре мусульман. Однако это не так, в отдельном разделе этой главы мы покажем, как, каким образом складывался этот оптический режим.