КОММУНАЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ

26

С ростом городского населения и развития торговли увеличилась потребность в административных зданиях. Их классическими формами являются ратуша и центральная площадь города, которые образовались еще в античные времена.

В стилевом отношении коммунально-бытовые сооружения следуют вплоть до XIX в. за местным или ландшафтным стилем современного им городского строительства, которое они превосходят в репрезентативном отношении, но очень редко или никогда не опережают. Более того, эти общественные сооружения охотно заимствуют свой декор у установившихся архитектурных форм, в основном у культовых сооружений, а с расцветом Ренессанса и у дворцовых сооружений.

Городское самоуправление относится сегодня к числу крупнейших работодателей в рамках соответствующих общин, а изучение обширнейших бюджетов говорит о большой разветвленности сфер его влияния. Поскольку детский сад и сберкасса, плавательный бассейн и транспортные предприятия являются городскими, то и киоск в городском парке и общественные туалеты также относятся к числу коммунально-бытовых сооружений.

Но и иной старинный замок вместе с парком или какой-нибудь древний монастырь выжили только потому, что один используется как филиал городского самоуправления, а другой в качестве дома престарелых. Поэтому невозможно обеспечить единый ландшафтный или хотя бы местный архитектурный стиль для всех общественных сооружений. Вместо этого основные усилия переносятся на сам город в его административных рамках и реализуются с различным успехом в таких областях, как городское планирование, строительный надзор, санирование города и охрана памятников.

Тем не менее община как самоуправляющаяся территориальная единица наряду с промышленностью и государством становится важным заказчиком для архитекторов, предоставляя им шанс испробовать свое богатое воображение и все возможности программного и технического характера, хотя многое уже освоено в первой половине XX в..

Идеи «Веркбунда», кубические формы «Баухауза, плоскости трактовки голландского объединения «Стиль», экспрессионизм Мендельзона и находки таких великих индивидуалистов, как Ле Корбюзье и А. Аалто, находят после Второй мировой войны свое более или менее достойное воплощение. Что-то действительно новое встречается редко. Если специально выдвинутые наружу конструктивный каркас и вспомогательные коммуникации парижского Центра им. Помпиду покажутся кому-то странными, он может увидеть их прототип в готической каркасной конструкции. По форме и объему сооружения необычное становится — как и в античности — популярным в местах массовых встреч.

Пронизанная манией величия халтура и бездушный функционализм столь же часты, как и угнетающий брутализм и простой китч. Современные общественные сооружения редко оказывают положительное влияние на качество жилья в городе. С тех пор как рационалистические архитекторы объявили город функциональной структурой производства, при их проектировании стандартное жилое помещение постоянно уменьшается.

Центральная часть, ставшая вотчиной торговых и административно-деловых центров, к тому же закупоривается общественными объектами для образования, транспорта, отдыха. Люди переезжают в пригороды. По окончании рабочего дня современный город вымирает. С этой точки зрения проблемы архитектуры имеют больше социальную, чем стилевую природу. Но, строго говоря, они всегда и были такими. Разница только в том, что градостроительное искусство в старые добрые времена отвечавшей всем потребностям ратуши решало эти проблемы, а не создавало их.

Везде верх одерживает функционализм. Статические и материально-технические возможности отходят, кажется, на второй план. Вместо стремления к новизне часто преобладает стремление к сенсационности. Ибо оригинальность является — как и у всего современного искусства — предпосылкой для того, чтобы занять то или иное место в истории искусства.

Постмодернизм, Штутгарт, Новая государственная галерея, деталь, арх. Стирлинг. Отсылка к историзму XIX в., как связующему звену с более ранними классическими формами, отчетливо видна на примере входного портала в ротонду, получившего символическое название «Дань уважения Вайнбреннеру». Намеренный эффект чужеродности: расположение портала внутри ротонды, а не снаружи, красно-оранжевого цвета вращающаяся железная дверь между дорическими колоннами, травертиновая облицовка круглых стен явно навешена на бетонный корпус, лучковые окна первоначально проецировались как стилизованные под готаку стрельчатые окна.

Такие архитекторы, как Стирлинг, Унгере, Рафаэль Монео, Апьдо Росси, считаются представителями классицизма, указывающими пути выхода из «рационализма строительной экономики» послевоенного времени, а также и из пестрого «комик-пол- модернизма».

С 80-х гг. в мире начинает распространяться постмодернизм Как архитектурный стиль, он использует эклектичные передвижные декорации, но не как подражание, а с целью унификации. Первоначально задуманный как течение, противопоставленное функционализму, постмодернизм играючи преобразует классические архитектурно-исторические извлечения в современную функциональность. В результате грешит созерцательностью или стремлением сблизиться с прошлым. Часто ему удается — в отличие от историзма XIX в. — остроумно отмежеваться от процитированного образца.

Постмодернизм — разновидность маньеризма, питательной почвой которого всегда были технические средства классической эпохи. Но он не перенял ее доверчивости к скрытому символистическому смыслу словаря архитектурных форм. И как маньеризму, постмодернизму присуща остроумная искусственность.

Строго говоря, постмодернизм — это маньеризм историзма XIX в., Если историзм сделал своим символом классическую форму, то в постмодернизме она разбавляется веселой непринужденностью и подается как импровизация.