Архитектурная форма и переживание исторического времени

4

Осознание времени как одного из параметров бытия, необратимости его течения — характерная черта культуры XX в. Точный отсчет объективного времени, времени «вне нас», стал как бы внешней силой, подчиняющей жизненные ритмы. Время прямо связано с производством материальных благ; оно — важнейший фактор решения жизненных задач. Ушло представление о «самоценности» и обширности настоящего. Для современного человека оно — непрерывно продвигающийся рубеж между прошлым и будущим. Информация о прошлом не только раскрывает настоящее, но и служит для суждений о будущем. Современная культура исторична, пронизана представлениями о временной динамике.

Концепция времени, сложившаяся в культуре XX в., определяет мироощущение современного человека, восприятие им произведений искусства. Под ее воздействием определилась доминирующая роль временных искусств, число которых возросло с появлением кинематографа, а затем и телевидения. Процесс затронул и те искусства, которые традиционно относятся к чисто пространствениым. Изменились их функции в системе культуры, а вместе с тем и характер восприятия их произведений. Особенно сильно такие изменения затронули пространственные искусства, формирующие среду обитания человеческого общества.

В формировании городской среды воплощается преемственность, непрерывность развития культуры. Новые элементы возникают здесь в сложившихся контекстах, дополняя и изменяя их. Город, развиваясь вместе с обществом, развивается и преобразуется не весь сразу, совмещая в своем единстве новое и старое — результаты духовного производства разных эпох. Но и старое в его системе переосмысляется и служит новому. В форме, воспринимаемой нашими чувствами, город воплощает связь прошлого, настоящего и будущего. Создание нового определяет один ряд проблем формирования среды; другой их ряд определяется отбором сохраняющего ценность в исторически сложившемся окружении, его переосмыслением и использованием в новой системе среды и актуальной культуры.

Связь старого и нового, сегодняшнего и уходящего корнями в глубокое прошлое, во временные пласты, придает комплексу среды в нашем восприятии четырехмерность, где четвертое измерение — время. Среда, хранящая информацию о прошлом, запечатлевшая следы движения времени, обладает особой ценностью в представлениях современного человека, удовлетворяя тягу к временной перспективе, которая привита ему историчностью культуры XX в. Вещественные следы исторической судьбы определяют особый образ данного города, данного места. Отсюда уникальная роль древних городов, обладающих особой сложностью и много- слойностью облика.

Мощный потенциал современной техники открыл возможность быстрого роста и преобразования городской среды. Родилась и мечта о городах, не отягощенных прошлым, монолитная «современность» которых противопоставлена калейдоскопической разнохарактерности исторически сложившихся. Их система виделась всецело подчиненной рациональному практицизму и чистой красоте элементарных геометрических тел. Мечту о городах, создаваемых как бы вне времени, на поверхности чистого листа, с наибольшей законченностью выразил Ле Корбюзье. В его представлении город — гигантский механизм, создаваемый однажды и навсегда, существующий неизменно в стерильной чистоте форм, точных как формулы. Привычным ценностям городской среды были противопоставлены новые, обращенные уже не к эмоциям, а к рассудку. Предполагалось, что грядет новая красота, которой и быть истинной. Лозунгам стало противостояние порядка хаосу. Хаос виделся в сложности исторических городов, порядок отождествлялся с «божественной геометрией» плоскостей и прямых углов, законченностью формы, подчиненной единому замыслу.

Немногословная ясность усиливала выразительность отдельной постройки за счет противопоставления запутанной сложности окружения. Но простота и единообразие, перенесенные на части города как определяющие качества его системы, оказывают уже иное воздействие. Восприятие не получает объема информации, который дает среда исторического города, и возникает ощущение монотонности. Возникает противоречие между унифицированной средой и изменчивостью требований человека к своему окружению.

Столкновение «естественности» исторически сложившихся частей и рассудочного унифицированного порядка новых массивов стало общей чертой активно живущих городов. Происходит их «раздвоение», разрушающее непрерывность материальной памяти, которая в них заключена. Явление это вызвало стихийную реакцию. Одна из ее форм — мода на стилизации «ретро», которые дают мнимую компенсацию дефицита культурных ценностей. Под прикрытием «ретро» оживился и кич, получивший псевдоисторические очертания.

Только единство статичного и подвижного, связанного с прошлым и открытого к будущему, делает среду и отражением процесса развития, и опорой культуры. Условия такого единства, во- первых, сохранение целостности и основных закономерностей структуры при любых изменениях, связанных с развитием и ростом, во-вторых, сохранение информации о прошлом, следов времени, обогащение ими действующей, «сегодняшней», системы. Подключение к такой системе исторически сложившейся среды дает новую жизнь культурному наследию прошлого. Для новых комплексов соединение устойчивого и подвижного открывает возможность со временем приобрести многослойность и богатство значений формы, постепенно притирающейся к сложности жизни — свойство, которое определяет психологическое предрасположение людей к обжитому.