Архитектура и градостроительство как уровни систем формообразования

5

В системе культуры архитектура занимает место на стыке материальной и духовной культур или на стыке материальной, духовной и художественной культур, если структурно выделять последнюю. Архитектура входит в каждую из них — она удовлетворяет как материальные, так и духовные потребности общества и человека; в то же время как деятельность она обладает интегрирующим, синтетическим характером, который специфичен для художественной деятельности и художественной культуры.

Главный признак произведения архитектуры — пространство, целесообразно организованное для социально значимой цели, вмещающее человека и воспринимаемое им зрительно. При этом речь идет не только о пространстве, со всех сторон ограниченном, как в интерьере здания, но и о пространстве внешнем, организованном объемами зданий и сооружений, благоустройством земной поверхности и зелеными насаждениями. Таким образом, в понятие «архитектура» вместе со зданиями входят комплексы застройки и населенные места в целом. Входят в него и сооружения, не имеющие внутреннего пространства, но служащие для организации внешних пространств (ограды, террасы, набережные, мосты, эстакады, развязки автомагистралей, монументы и т. п.).

Другой существенный признак архитектуры, отделяющий ее от видов строительной деятельности, которыми решаются узкопрактические задачи (создание подземных коллекторов, перегонных тоннелей метрополитена, временных складских или военно-оборонительных сооружений), — заранее программируемая информация, которая закладывается в ее произведения. Эта информация несет общекультурное, эмоционально-эстетическое и художественное содержание, важное как для практической ориентации людей, так и для формирования их психологических и ценностных установок, воспитания личности. Архитектура служит организации жизнедеятельности не только своими материальными структурами, обеспечивающими необходимые условия осуществления процессов, но и той информацией, которую она несет. Ее произведения обладают как материально-практической полезностью, так и информационно-эстетической ценностью.

Наконец, третий признак архитектуры — системность. Формируя определенную часть пространства, архитектура вместе с тем входит в систему объектов — здание образует элемент комплекса сооружений; комплекс, в свою очередь, является элементом населенного места в целом. При этом архитектурные объекты складываются в структурную основу предметно-пространственной среды — того предметно-пространственного окружения, которое взаимодействует с субъектом и актуализуется его поведением (в качестве субъекта может при этом выступать индивид, некая группа людей, городское общество или даже народ и человечество — субъектом определяется тот уровень системной организации, на котором рассматривается среда).

Разные уровни системной организации среды воплощаются в различных категориях объектов. Уровень элементарный, связанный с обеспечением отдельных процессов, опредмечивается в вещи или в группе вещей — это сфера дизайна. Сложные, составные функции, требующие для своей организации устойчивых объемлющих структур, определяют сферу архитектуры. Архитектурное творчество, направленное на высшие уровни системной организации, — город, расселение на территории региона — связывается уже с проблемами принципиально иными, чем возникающие в связи с локальным объектом — зданием или группой зданий. Результатом расширения сферы системных задач формирования среды стало обособление градостроительства — теории и практики организации расселения и населенных мест, хотя граница между градостроительством и архитектурой достаточно условна. С одной стороны, решение проблем архитектуры должно начинаться на градостроительном уровне, с другой — любые градостроительные решения реализуются через уровень, традиционный для архитектуры

(здание, комплекс зданий, ансамбль, система ансамблей). Сквозное единство принципов формообразования, определяемых контекстом данной культуры, которое пронизывает все уровни системной организации городского организма, связывая архитектуру и градостроительство, необходимо рассмотреть на примерах из различных времен и регионов. При этом выявляются и различные типы простран- ствообразования, показывающие широту поля возможностей. Возможно также выявить взаимосвязи целостного контекста.

Рассмотрим ряд классических систем, начиная с почти полярных — высокой греческой классики «Периклова века» и эпохи Мурома™ (1333-1573), давшей наиболее «классичное» выражение художественных принципов культуры средневековой Японии. В первом случае получил совершеннейшую реализацию телесно-пластический метод формообразования, во втором — столь же последовательно выражено обращение к пространственное™.

Наиболее совершенных результатов в искусстве организации пространства мастера Древней Греции достигли в Афинах второй половины V в. до н. э. Крах микенского владычества и начало новой, греческой цивилизации коренным образом изменили организацию городского пространства. Формировавшийся полис, город- государство, отверг единовластие. Равенство регулируемой правилами борьбы стало принципом политики, основанной на равном для всех подчинении закону и порядку. Полис предстает как однородный мир, без иерархии, градации и дифференциации. Власть не сосредоточена более в одном лице, а равномерно распределена по всем областям общественной жизни в общем пространстве. И городские постройки не теснятся более вокруг обнесенного укреплениями дворца. Общественным центром Афин становится Агора, площадь, где обсуждаются проблемы, представляющие общий интерес1. На плато цитадели, на руинах дворца с VI в., создается религиозный центр, открытый для отправления общественного культа. Разраставшаяся застройка спустилась на равнину, концентрически охватывая священную скалу Акрополя и соседствующую с ней Агору.

По новым принципам Гипподама отстроили только лежащий у моря город-спутник Афин — порт Пирей, который получил регулярный прямоугольный план, подразделенный на зоны. Центром был прилегавший к порту монументальный общественный комплекс, по сторонам которого располагались три жилые зоны2. Оказались подчинены принципу триединства и сами Афины, хоть планировка их и оставалась неизменной. Система города соединяла три различным образом сформированные системы, имевшие различное назначение. Над нейтральной тканью жилой застройки визуально господствовал религиозный комплекс Акрополя, у подножия которого раскинулась Агора.

Акрополь был главным ориентиром в узких улицах, обрамленных глухими стенами, где лишь ритм тесных входов мог служить для отсчета протяженности. Ансамбль отстраивался как памятник победы над Персией, символ величия Афинского государства и его сокровищница. Вместе с тем, он мыслился обиталищем богов- покровителей, «небесным городом», приведенным к прямой связи с городом земным. В этом качестве воплощенного идеала Акрополь интегрировал основные черты миропонимания греков — прежде всего их стремление сводить все к человеческому и человекоподобному, принимающему антропоморфные очертания.