Стремление к престижной монументальности

47

Новая тенденция — не маскировать, а подчеркивать весомую массивность конструкции — проявилась в чикагском небоскребе «Сивик сентр» Жака Браун- сона (1965). Далее монументальность и пластичность стали сознательно поставленной целью архитектора Харри Уиза (род. 1915), проектировавшего тридцатиэтажную пластину офиса издательства «Тайм энд Лайф» в Чикаго (1969). Панели его фасадов, выполненные из сплава «кор-тен», покрывающегося ржавчиной, имеют глубокие горизонтальные складки. Их выступающую грань прорезают полосы золотистого отражающего стекла, непрозрачного снаружи. Фасады кажутся супергигантскими рубчатыми массивными плитами, с грубой поверхностью, напоминающей камень; эффект, который они производят, буквально подавляет. Не менее внушителен «пиранезианский» вестибюль, не только высокий (более 8 м), но и имеющий крупномасштабные, четко очерченные массы, организующие пространство. Здесь развитие архитектурной формы явно опередило конструкторскую мысль — кажущаяся мощь тонкого и легкого наружного ограждения Декоративна.

Однако монументальность 54-этажного офиса фирмы «Ю.-С. Стил», завершенного в 1973 году на Бродвее в Нью-Йорке («СОМ»), уже всецело основывается на особом принципе конструкции, реальной массивности несущих наружных стен из мощных стальных элементов. Горизонтальные двутавровые балки огромного сечения образуют основу фасада. Узкие ленты окон отодвинуты вглубь, на внутренние кромки этих балок. Считается, что такой прием при пожаре не позволит огню перебрасываться через окна с этажа на этаж. Полагаясь на это, конструкторы оставили мощную стальную конструкцию зримой, не скрытой, как обычно, огнезащитной облицовкой. При разработке новой системы, связанной с определенным риском, преследовалась прежде всего цель создать форму, поражающую грубой силой, контрастную глянцевым стеклянным фасадам соседних зданий.

Стремление к престижной монументальности стало движущей силой нового акта «высотной драмы» американских городов — гонки сверхвысоких сооружений, развернувшейся к концу 1960-х годов. Высота нью-йоркского «Эмпайр- стэйт-билдинг», достигшего еще в 1931 году рекордной отметки в 381 метр, в 1973 году превзойдена двумя одинаковыми башнями Всемирного торгового центра в Нью-Йорке (ВТЦ) — их 110 этажей поднялись до 411 м. Однако уже осенью 1974 года самым высоким зданием стала башня торгового концерна «Сёре и Робак» в Чикаго — 109 этажей, 422 м. Впрочем, Шрив, Лэмб и Хэрмон уже запроектировали 32-этажную надстройку, которая заменит шпиль и должна увеличить высоту «Эмпайра» на 60 м, вернув ему первенство среди самых высоких. . .

Одним из первых среди серии супернебоскребов, к которым на рубеже 970-х годов вернулась архитектура большого бизнеса, вопреки рациональным расчетам, был 100-этажный 335-метровый «Большой Джон» — «Центр Джона Хэнкока» в Чикаго (1969, «СОМ», главные проектировщики — арх. Брюс Грэем и инж. Фазлур Хан). Здание это называют «городом в городе» — оно включает упакованные в общую оболочку офисы, где работает четыре тысячи служащих, квартиры на 1700 человек, гараж на 1200 автомашин, магазины, рестораны, спортивные залы и пр. Его монументальность определяется конструкцией, специфической для сверхвысокого здания (кстати, показательно, что конструктор Фазлур Хан стал в это время таким же «человеком-знаменем» фирмы СОМ, каким был десятилетием ранее архитектор Баншефт). Гигантское давление, которое оказывает на него ветер, воспринимает как бы мощная труба, которую образуют несущие наружные стены, укрепленные диагональными связями. Пирамидальные очертания объема и подчеркнуто крупные сечения выведенного чаружу стального каркаса, облицованного черным анодированным алюминием, Усиливают впечатление подавляющей силы, принижающей человека, внушающей ему чувство собственного ничтожества.

Тенденция к монументальности стала угрозой рынку сбыта для фирм, производящих стеклянные панели для внешних стен зданий. Однако был найден прием, благодаря которому здания со стеклянными стенами стали производить впечатление монументальности и величия, впрочем, несколько фантасмагорического. Непрерывные оболочки из непрозрачного снаружи светоотражающего стекла, металлический каркас которого замаскирован стеклянными панелями, превращаются в гигантское зеркало, отражающее окружение. Здание с такими зеркальными фасадами воспринимается как монолит сверхциклопического масштаба, как айсберг, вдруг оказавшийся среди города; зыбкие отражения придают ему, в то же время, некую жутковатую ирреальность. Таково, например, здание страховой компании «Эквитэйбл лайф» в центре Сент-Луиса (1972, фирма Хельмут, Обата и Касбаум). Широкая 20-этажная пластина, покрытая серебристым отражающим стеклом, поднята здесь на двухъярусную массивную железобетонную клетку, образующую фасад первых этажей.