Самые популярные памятники архитектуры, изначально считавшиеся уродливыми

35

Как оказалось, признанные современниками архитектурные сооружения, в свое время были подвержены гонениям. Человеку свойственен консерватизм. Первой реакцией на любое внешнее изменение является отторжение, поиск изъянов. Так и предыдущим поколениям было присуще критиковать памятники, перед которыми современные люди благоговеют и преклоняются.
Одним из первых архитектурным сооружением, отвергнутым поначалу обществом, а ныне являющимся средством наживки продавцов открыток – это французская Эйфелева башня. В настоящее время она является символом Франции, чудом мысли конструктора, представляя собой объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Каждый посетитель Парижа считает своим долгом запечатлеться около этого монумента. Однако в 1889 году, парижане не испытывали ликования по поводу завершения ее строительства, осуществления амбициозного проекта, привлекшего внимание всей общественности мира. Вместо этого они возмущались и приходили в негодование, воспринимая башню насмешкой над классикой архитектуры города. Среди них был и Ги де Мопассан. При этом он постоянно приходил обедать в ресторан, расположенный на первом уровне. На вопрос для чего он так поступает, писатель парировал, что только здесь Эйфелеву башню не видно.
Представители искусства в количестве 300 человек сплотились под влиянием ненависти к башне, подписав петицию о протесте нахождения в Париже безобразной башни, портящей нетронутую ранее красоту французской столицы. На радость современных туристов, которые ежегодно посещают башню, петицию не удовлетворили. И конструкции Эйфеля суждено было стать одной из знаменитейших достопримечательностей Земли.
Похожая участь постигла и испанский собор Саграда Фамилия. Его возведение началось ещё в 1882 году, а закончиться планируется в 2026 году. Такая медленная работа связана с тем, что строительство проекта архитектора из Испании Антонио Гауди ведется на пожертвования.
Население Барселоны изначально в штыки восприняло модного архитектора и его проект, сомневаясь в его компетентности по возведению храма. А в момент вырисовывания очертаний собора, они подвергли его настоящей атаке и критике, называя самым идиотическим зданием на Земле, демонстрирующим плохой вкус анархистов, не разрушивших собор, когда у них был на это шанс. И лишь несколько лет назад каталонская епархия заявила о желании причислить Антонио Гауди к лику святых за заслуги с его архитектурным творением.
Австралийский Сиднейский оперный театр также долгое время был объектом насмешек из-за его затянувшегося строительства. На проекте он представлял собой привлекательное сооружение. Однако практика выявила его дороговизну и трудоемкость. Изначально планировалось, что на стройку театра потребуется 4 года. Однако они затянулись на 14 лет. А стоимость постройки превысила почти в 15 раз планируемые затраты. И когда в 1973 году королевой Англии Елизаветой II была перерезана ленточка, все уже заранее ненавидели театр. В настоящее же время Сиднейский оперный театр стал величественным архитектурным творением.
В нашей стране также есть архитектурное сооружение, не нашедшее признание в свое время, в виде особняка Арсения Морозова, который также называют Домом приемов Правительства РФ, где встречают представителей народов зарубежных стран. В настоящее время он является одновременно украшением улицы Воздвиженка и прекрасным фоном для желающих запечатлеться на фотографии туристов. Принятие решение по постройке этого особняка родилось в голове легкомысленного наследника миллионов Морозовых, когда он совершал путешествие по Европе. Испания его покорила знаменитым Домом с ракушками, а Португалия — дворцом Пена. И когда Арсений получил подарок от своей мамы в виде классического особняка, он его моментально снес, сделав заказ в 1895 году на новую постройку.
Архитектор Виктор Мазырин отлично справился с задачей, устроив в центре столице испанский уголок. Однако, не успев получить первое стекло, здание претерпело кучу критики, а его хозяин прославился глупцом.
Главному символу Америки Статуе Свободы пришлось натерпеться от раздраженных янки. Они даже печатали статью в газете о том, что ни одному истинному патриоту не придет в голову мысль подобных трат на бронзовую женщину.
Другой жертвой, претерпевшей гонения и насмешки современников, была Парижская опера, возведенная малоизвестным архитектором Шарлем Гарнье. Стоит отметить, что по истечении нескольких десятилетий именно он войдет в число подписавших петицию, критикующую Эйфелеву башню. Сегодня любой француз растерзает посетителя, сунувшегося в «Гранд-Опера» облаченного в джинсы. А поклонники балета и оперы со всего мира отдадут многое, чтобы оказаться в обитом красным бархатом кресле, взглянуть на 700-килограммовую хрустальную люстру.
До наших дней сохранилось за английским Королевским павильоном в Брайтоне звание самого странного дворца островах Британии. Стиль павильона шел в разрез с чопорностью Альбиона. Однако принц-регент, начавший на морском побережье стройку в конце XVIII века, не обращал на это внимание. В планы будущего герцога входила привезти туда свою любовницу Марию Фитцхерберт. Общество восприняло постройку нагромождением каменных тыкв с башнями, говоря, что у архитектора во время строительства обострилась мигрень. Более того, спустя 10 лет, дворец стал разваливаться. В 1850 году он был продан королевой Викторией брайтонским властям. С этого момента дворец стал туристической достопримечательностью, где параллельно снимаются исторические фильмы. Невозможно скрыть восхищения размахом Миланского кафедрального собора, занимающего колоссальные территории. Высота его составляет 157 метров. На возведение собора потребовалось почти 600 лет. При этом нереально было обойти переплетение стилей при смене строителей и архитекторов. Здесь можно увидеть и черты готики, и эпоху Возрождения и наполеоновские веяния. В конечном счете, собор вышел величественный, но непонятный. Критики XIX века говорили, что кроме намешанных стилей, собор впитал в себя все самое худшее из каждой эпохи. Структуру его называли не любопытной. А само строение считалось не логичным и не красивым. При этом никто не отрицал его богатого убранства и привлекательности для туристов. Вряд ли в настоящее время можно встретить человека, взявшегося покритиковать миланский собор. Сегодня любую его архитектурную странность или несоответствие называют самобытностью. Досталось в свое время и Храму Христа Спасителя. Архитектурные достоинства здания, подвергавшегося то строительству, то взрывам, дошли до нашего времени в несколько ином виде. Первый его проект пришелся по душе всем. На возведение собора не супились деньгами. При Николае I для продолжения строительства был назначен новый архитектор, внесший свои коррективы. В итоге большой народной любви он не получил. А московскими властями и вовсе был взорван, и восстановлен лишь в 1990 году.