Навесная стеклянная стена

136

Банальные имитации, сохраняющие основные опознавательные признаки стиля Мис ван дер Роэ, выполненные теми же техническими средствами, что и прообразы, но освобожденные как от их эзотеричной содержательной нагрузки, так и от трудных для неквалифицированного восприятия тонкостей формы, стали быстро умножаться в коммерческом, спекулятивном строительстве.

Выход на первый план в проектировании деловых и официальных здании больших фирм стал важной особенностью организации архитектурной деятельности в США, начиная с 1950-х годов. Среди таких фирм есть гигантские, располагающие силами анонимных, но талантливых проектировщиков всех специальностей, как «Скидмор Оуингс, Меррил» (СОМ), названная по фамилиям ее основателей (уже в 1950-е годы в персо- нал ее четырех отделений — в Нью-Йорке, Чикаго Сан-Франциско и Портленде — входило около тысячи человек); есть и фирмы меньшие и менее престижные, стремящиеся к чисто прагматическому решению задач. Систему «звезд», крупных индивидуальностей, подрывала прозаическая неизбежность комплексных бригад для проектирования значительных объектов. Впрочем, большие фирмы среди сотен безымянных работников почти всегда выделяют имя, становящееся как бы знаменем, показателем высокого творческого потенциала. Таким «знаменем» фирмы СОМ в начале 1950-х годов стал Гордон Баншефт (род.1909).

Спроектированный им офис фирмы «Левер» на Парк-авеню в Нью-Йорке стал эталоном коммерциализованной версии «стиля Мис  ван дер Роэ» (1952). 24-этажная вертикаль башни-пластины «Стеклянный дом» в Нью-Кейнене, здесь Эффектно вздымается над распластанным Коннектикут. 1949. План двухэтажным объемом помещений для представительства, охватывающим зеленое «патио». Жестом фирмы, утверждающим ее престиж, стало нерентабельное использование значительной части дорогой земли. Однако, в отличие от Рокфеллер-центра, где «плаза» все-таки отдана городу, патио «Левер-хауза» имеет приватный характер и отчуждено от улицы. Пластина высотной части, повернутая узким торцом к Парк-авеню, противостоит течению ее пространства и образует прорыв в ткани ее застройки. Композиция, резкостью своей напоминающая формальные эксперименты Баухауза, создана как некая «вещь в себе».

Стремление увеличить полезную площадь офисов привело проектировщиков Фирмы СОМ к использованию широких пролетов между опорами, что вызывало большую нагрузку на них и требовало более крупных сечений. Чтобы со- ранить при этом нерасчлененное пространство, пилоны стали располагать перед б^о^«остью наружного ограждения постройки. Первым примером такого рода опоры зальных сооружений и навесная стена высотных построек. Выступающие пилоны придали грубоватую энергичность облику 60-этажной башни правления банка «Чейз Манхэттен» (1957—1961) в Нью-Йорке.

Самым сдержанным и благородно-строгим сооружением фирмы СОМ 1950-х годов было здание корпорации Оливетти-Ундервуд на Парк-авеню в Нью- Йорке (1959). Навесная стена сравнительно невысокой (11 этажей) постройки, как и в «Левер-хаузе», выступает перед несущим каркасом. Ее образуют полосы стекла, чередующиеся с полосами серебристого алюминия. Однако именно после завершения этой «серебряной шкатулки» эстетические эксперты фирмы СОМ, ее «делатели вкуса», констатировали, что направление исчерпано, зашло, в стилистический тупик и надо искать спасения в иных путях…