Архитектура Южной Африки

67

В середине XVII в. Голландия, в то время богатейшая страна Западной Европы, поддерживала оживленные сношения с Индией. В 1652 г. Ост-Индская компания построила форт на мысе Доброй Надежды. Образовалась Капская колония, которая в 1795 г. была захвачена Англией. Колонисты уничтожали коренное население Южной Африки—бушменов и готтентотов. Некоторые народы—зулу, басуто, банту, имевшие государство и армию, несмотря на упорное сопротивление, были подавлены и лишены прав.

Форт Доброй Надежды на берегу гавани обозначил место будущего города Кейптауна. В 1666—1672 гг. первоначальный форт, состоявший из деревянных построек, обнесенных земляным валом, заменен каменным замком. Спроектированный Питером Домбаером в форме Пентагона с остроугольными бастионами по углам, он соответствовал принципам Вобана, французского военного инженера и теоретика XVII в. К началу XVIII в. город с населением в 300 семей представлял собой группу расчерченных по линейке кварталов на берегу Столовой бухты, к юго-западу тянулся на 750 м обширный сад регулярной планировки.

В XVIII в. росту города мешали война с Англией и экономическая депрессия с крушением Остиндской компании. Тем не менее в 1793 г. город насчитывал свыше 30 тыс. жителей, причем число рабов (17 767) намного превышало число свободных горожан (13 830). Разбитый по шахматной сетке город сохранял правильную планировку.

Архитектурные формы складывались на основе европейского, в основном голландского, строительного опыта. На облик городского жилища Голландии, строившегося всегда из кирпича, повлияла в первую очередь городская теснота, вызвавшая узкие по фронту, вытянутые вверх формы. Условия сырого и малосолнечного климата диктовали применение крутых, закрытых по фасаду фронтоном черепичных крыш и широких окон. Постройки колонии сохранили черты домов метрополии с их большими окнами, нарядными фронтонами, красочностью, но применительно к местным условиям они получили иной характер. Здесь не надо было строить узкие, многоэтажные дома. Плохое качество местного кирпича требовало оштукатурки фасадов. Высокие крыши настилались из камыша, окна прикрывались от солнца ставнями. Жизнь на открытом воздухе в течение большей части года объясняет появление обнесенных стеной дворов, часто укрытых перголы из виноградника, и обширных, осененных дубами террас.

Первые постройки были фахверковые с глиняной обмазкой. Затем стал применяться местный камень—в 1714 г. в Кейптауне насчитывалось 254 каменных дома. Колонисты испытывали затруднения со строительным материалом, так как камень плохо поддавался обработке и употреблялся рваным на глиняном растворе. Иногда строили из привозного камня (ворота крепости). Были поставлены печи для обжига кирпича, но для них не хватало топлива, а кирпич получался непрочным и быстро выветривался. Когда возникла нехватка извести для штукатурки, пришлось изыскивать запасы сырья и налаживать обжиг. Из Голландии ввозился облицовочный кирпич, употребляемый и для вымостки. Сырцовые жилые постройки показали большую прочность, простояв по сто и более лет.

Сельские и ранние городские постройки имели двускатные камышовые крыши по грубо обтесанным стропилам из местного дерева с обрешеткой из ветвей или бамбука. Стебли камыша упирались снизу в дощатый борт, промазанный сверху глиной и выбеленный. Такая крыша служила 50— 60 лет. В XVIII в. стали делаться и плоские кровли «по-итальянски» — на балках и дощатой обрешетке, покрытые слоем глины или известкового бетона с вымосткой кирпичом или плитками (тем же способом выполнялось чердачное перекрытие при скатных крышах). В ранних постройках толщина такой кровли достигала 45—60 см, впоследствии снизилась до 15 см. Для водонепроницаемости кровля пропитывалась ворванью. Первая плоская крыша появилась в 1732 г. Некоторые общественные здания покрывались черепицей.

Дерева для столярных работ почти не было, и оно ввозилось с Востока и с о-ва Маврикия; на месте разводились плантации строительного леса. Из Европы ввозилось стекло, приобретавшее со временем приятный фиолетовый оттенок благодаря добавке окислов марганца.

Городские дома

Городские дома начинают расти в высоту. В 70-х годах XVIII в. среди преимущественно двухэтажных домов Кейптауна появляются трехэтажные. К концу столетия в городе преобладают плоскокровельные дома.

Прочно установился план как городского, так и сельского жилища. Там и здесь выделяются связанные с кухней просторные приемные залы. Гостеприимство здесь было развито широко, так как гостям приходилось преодолевать большие расстояния. Городской дом выходил на улицу вестибюлем с приемными комнатами по обе его стороны. В глубине располагался просторный внутренний зал, служивший обычно и столовой, позади него — кухня. В дворовой постройке помещался склад топлива и жили слуги. Спальни примыкали к залу, в большинстве же размещались на втором этаже, куда вела из зала лестница. Непременной частью дома была вытянутая вдоль фасада терраса, изредка защищенная навесом (черта, заимствованная из архитектуры метрополии). По концам эта терраса кончалась скамьями из кирпича или камня. На террасе проводили свой досуг и принимали гостей. В мощеном дворике позади дома.

Иногда засаженном деревьями, устраивался порой маленький водоем. Фасад венчали фигурные парапеты затейливых очертаний при тававшие изысканность силуэту здания’ Главным украшением фасада был вход изящного рисунка с пилястрами и деревянным карнизом, резными филенками двери; вестибюль освещался через стекла створок и фрамуги с фигурными решетками. В интерьере беленые стены приятно сочетались с открытым балочным потолком; иногда стены окрашивались или орнаментировались по трафарету. В стенах устраивались шкафчики с двумя парами створок — деревянными нижними и остекленными верхними. Изящные шкафчики продолжали стиль обстановки голландских домов XVII— XVIII вв.

Черты местной архитектуры еще ярче выражены в сельском жилище, более разнообразном по планировке. При соблюдении единого принципа организации плана различаются его варианты прямоугольной, Т-, Н-, П-образной конфигурации, которые могут сочетаться между собой (рис. 2). Помещения четкого и ясного плана всегда располагаются симметрично к главной оси здания. Состав помещений тот же, что и в городском доме, но вестибюль более просторный и обычно отделен от зала деревянной филенчатой или остекленной стенкой; терраса в некоторых случаях огибает все здание. Для сельских домов характерны фронтоны над входом и по торцам здания. Как и в городском доме, нарядно решен вход; интерьер выглядит примерно так же. Мощные балки покрытия не скрывают от глаз дощатую обшивку. Пол в вестибюле замощен плитками, в спальнях дощатый.

Черты местной архитектуры

Усадьба в целом с дубовыми аллеями, фруктовыми деревьями, виноградником, цветниками, проточной водой и прудами нередко представляла собой образец садово- паркового искусства. Кроме дома в усадьбу входили хозяйственные постройки— жилища рабов, стойла, винные погреба, склады и колокольня, где висел колокол, возвещавший начало и конец работ. Надворные постройки, несмотря на их простоту, возводились с большим вкусом. Кое-где еще сохранились ветряные мельницы XVIII в.

Детали жилища заслуживают специального внимания. Двери и окна имеют некоторые особенности, связанные с традициями архитектуры метрополии. В сельских и небольших городских домах входные двери подразделяются горизонтально на нижнюю и верхнюю половины, причем последняя в жаркую погоду могла оставаться открытой. Есть примеры более сложной конструкции, когда открытая верхняя половина проема закрывается скользящей сверху внутренней фрамугой. По обе стороны двери делаются иногда зарешеченные проемы со ставнями. Филенки дверей, часто фигурного рисунка, обрамляются сильно выступающими профилями. Решетки фрамуг узорные. Фланкирующие вход пилястры снабжаются каннелюрами, или даже панелями с литым из алебастра орнаментом. На пилястрах покоится карниз или фронтон, нередко тоже с лепниной. Внутренние двери более простые, с одной филенкой.

Оконные рамы делаются подъемными или створчатыми, те и другие разделены мелкой сетью квадратов. Подъемные рамы состоят из верхней неподвижной половины и нижней, либо скользящей на шкивах и блоках, либо закрепляемой изнутри щеколдой. Оконные рамы вставляются заподлицо с фасадной стеной.

Фронтоны очень украшают здание. Их контур меняется от треугольного или ступенчатого до сложных сочетаний кривых и прямых отрезков (рис. 4). Торцовые фронтоны проще фасадного, венчающего вход и отмечающего ось симметрии здания. Фасадный фронтон расчленен по высоте, усложнен пилястрами и волютами.

Камины делались в домах редко как в связи с мягким климатом, так и из-за боязни пожаров при камышовых кровлях (а также из-за недостатка топлива). Интерьер украшают стенные шкафы, располагаемые симметрично на противоположных стенах зала или по обе стороны ведущей туда двери. Холл отделяется от вестибюля филенчатой или остекленной стенкой, что подчеркивает парадную ось дома.

Здание украшают тщательно сработанные металлические части —фигурные железные или медные петли, скобы, замки на дверях, решетки, перила, ручки и т. д. (рис. 5).

Металлические детали дверей

Из зодчих того времени известен Луи Мишель Тибо. Тибо родился в 1750 г. в Пикиньи близ Амьена. Закончив Королевскую академию архитектуры в Париже. Тибр был тесно связан в работе со скульптором Антоном Анрейтом (прибыл в Кейптаун в 1777 г., умер там же в 1822 г.). В Кейптауне творчеству Тибо приписывают портик входа правительственной резиденции в крепости (скульптура работы Анрей- та), старое здание Верховного суда и некоторые другие; он строил и усадьбы (в частности, Фрейденхоф в Паарле, винный погреб в Гроте Констанции, 1779 г., фронтон работы Анрейта).

Тибо внес в застройку черты архитектуры Людовика XVI. Фасады жилых домов, как городских, так и сельских, прорисованы сухо и четко, расчленены плоскими пилястрами и завершаются дорическим антаблементом с фронтоном по оси. Прелесть его построек заключается в строгой простоте и спокойных пропорциях. В плане и деталях Тибо соблюдает, впрочем, сложившуюся местную традицию.

От XVIII в. сохранился ряд построек, характерных для того времени. К ним при надлежат усадьба Меерлюст близ Кейпта уна с датой 1776 г. на фронтоне Эльзенбург (1761 г.), ныне Сельскохозяйст венный Колледж близ Стелленбосха. Образцом общественного здания может служить построенная в 1755 г. Городская кордегардия с часовой башней (впоследствии служила ратушей; в начале XIX в. была реставрирована и превращена в картинную галерею). Формы постройки носят барочный характер.

Архитектура Южной Африки сложилась на основе строительного опыта метрополии с добавлением элементов барокко и классицизма, в широком смысле европейских. Но в результате такого синтеза родился своеобразный и неповторимый местный архитектурный стиль.

Архитектура коренного населения Африки к югу от Сахары обладает неповторимым своеобразием, резко выделяющим ее от строительных школ других частей света. В районах, куда не проник ислам, архитектура связана с изобразительным искусством. Заслуживает внимания не только монументальное зодчество, но и архитектура жилища — хижины. Формы хижин меняются сообразно природным условиям: прямоугольные с двускатной крышей в лесной зоне, круглые под конической кровлей в саваннах (этот тип наиболее распространен). Стены хижин —из ветвей, плетневые, глинобитные; кровли —из жердей, листьев, травы. Жилище украшают узорные циновки, росписи, вмазанные в штукатурку фаянсовые тарелки и черепки; в Западной Африке получила развитие тематическая резьба по дереву на столбах, наличниках н створках дверей.