Цилиндры в архитектуре Кони-Айленда

57

Самые интимные стороны человеческого естества оказываются предметом эксперимента. Если жизнь в метрополисе цилиндра, установленных вдоль одной оси, медленно вращаются в противоположных направлениях. С обоих концов имеются входы с маленькими лесенками.

Один — для мужчин, другой — для женщин.

Стоять внутри цилиндров невозможно.

Мужчины и женщины валятся друг на друга.

Постоянное вращение цилиндров искусственным образом сближает людей, которые иначе, скорее всего, никогда бы не встретились.

Завязавшиеся отношения можно развить в «Туннелях любви», проложенных через искусственную гору прямо рядом с «Бочками». У подножия новоиспеченные парочки садятся в небольшие лодки и отплывают в черноту туннеля, ведущего к озеру в глубине горы. Там полная тьма обеспечивает по крайней мере визуальное уединение; звуки глохнут под сводами — поди пойми, сколько парочек находится на озере в тот или иной момент. Легкое покачивание лодок на мелкой воде еще больше возбуждает чувственность.

Любимым занятием космополитов, когда-то наслаждавшихся островом в его первозданном виде, было катание на лошадях. Однако верховая езда оказалась занятием слишком рафинированным для туристов-новичков, вытеснивших с Кони-Айленда старожилов. Да и вообще на забитом людскими толпами острове негде было бы содержать необходимое поголовье лошадей.

В середине 1890-х Джордж Тилью — сын Питера Тилью, создателя «Приюта у прибоя» — прокладывает механическую дорогу, которая тянется вдоль океана почти через весь остров, пересекая разные природные ландшафты и преодолевая серию искусственно созданных препятствий. По рельсам движется табун механических лошадей, каждую из которых может без боязни оседлать любой посетитель. Аттракцион «Стипль-чез» — это «автоматизированный ипподром, где главная действующая сила — сила гравитации». Здесь «лошади размерами и статью напоминают скаковых. Крепко сбитые, они до известной степени подчиняются всаднику, которому по силам, используя собственный вес, наклоняясь вперед на подъеме и откидываясь назад на спуске, регулировать скорость механического бега. В результате любой заезд превращается в настоящее состязание»6.

Лошадки трудятся по 24 часа в сутки и пользуются беспримерным успехом. Капиталовложения в аттракцион окупаются за три недели его работы. Вдохновляясь примером площадки развлечений «Мидуэй Плэзанс», которая соединяла две части Всемирной ярмарки 1893 года в Чикаго, Тилью компонует другие аттракционы — в том числе и колесо обозрения с той же самой ярмарки — вдоль механической трассы. Так постепенно появляется импровизированный парк развлечений, который окончательно сформировался, когда владелец обнес его стеной и стал пускать посетителей через несколько ворот, украшенных гипсовыми символами веселья — клоунами, пьеро и забавными масками. Самим этим

Системы «переключения сознания» в метрополисе всадники «Стипль-чеза», скачущие в ночи актом отгораживания Тилью резко противопоставил то, что он назвал «Стипль-чез-парком», всему остальному острову.