Аттракционы на Кони-Айленд

12

В 1883 году возникшая благодаря башне тема противодействия силам гравитации получила развитие в аттракционе «Петля в петле». Это железная дорога, которая делает петлю в воздухе: маленький вагончик — при условии, что он двигается с определенной скоростью, — может вверх ногами проехать по внутренней поверхности петли.

Если это эксперимент, то обходится он дорого: несколько жизней в сезон. Только четыре пассажира за раз могут испытать секундное состояние невесомости и только несколько вагончиков в час могут пройти по этому вывернутому наизнанку маршруту. Уже из-за одних этих ограничений, «Петля в петле» неизбежно оказывается предметом массового ажиотажа.

Наследник этого аттракциона — «Крутые горки» — был запатентован и построен уже в следующем сезоне, в 1884 году: он пародирует траекторию обычной железной дороги — повороты, подъемы и спуски. Целые поезда, переполненные народом, мчатся вверх и вниз по склонам с такой скоростью, что в самых высоких точках посетители испытывают волшебное ощущение взлета.

Новый аттракцион быстро вытесняет «Петлю в петле». Рельсовые виражи на шатких опорах множатся, и всего за несколько сезонов центральная часть острова превращается в горную гряду вибрирующего металла.

В 1895 году капитан Бойл, профессиональный водолаз и пионер подводной жизни, сообщает теме борьбе с гравитацией скрытый фрейдистский подтекст в аттракционе « Пулей-с-горы». Специальные сани втягиваются на лебедке на верхушку башни, откуда наклонный желоб спускается прямо к воде. Саспенс возникает из тревоги, нарастающей по мере спуска: уйдут сани под воду или останутся на поверхности? Не иссякающий поток посетителей устремляется на башню, чтобы оттуда слететь в мутную воду, где обитает около сорока морских львов. К 1890 году «развлечение наиболее далекое от здравого смысла, громче всех высмеивающее законы всемирного тяготения, оказывается самым привлекательным для толп Кони-Айленда…».

Еще до открытия Бруклинского моста здесь появляется заведение, определившее будущее направление развития острова: к иррациональным целям — совершенно рациональными путями.

Это был первый элемент, похищенный из «мира природы» в стремлении к новым удовольствиям, — фигура слона «величиной с церковь», внутри которой расположился отель. «Ноги 18 метров в обхвате. В одной передней ноге — магазин сигар, в другой — диорама. Клиенты поднимаются наверх по винтовой лестнице в одной из задних ног и спускаются вниз через другую ногу». Можно снять номер в ляжке, в шее, в бедре или в хоботе. Лучи прожекторов из глаз слона беспорядочно шарят вокруг, освещая любого, кто осмелится заночевать на пляже.

Второй пример присвоения тем природного мира — это «Неиссякаемая корова»: механическая буренка, созданная для утоления неутолимой жажды посетителей. Ее молоко лучше натурального коровьего — оно поступает без перебоев, имеет более высокие гигиенические показатели, а его температуру можно изменить по желанию клиента.

Подобных присвоений появляется все больше.

Огромное количество людей, собравшихся на слишком маленькой территории и вроде бы ищущих встречи с природными стихиями (солнце, ветер, песок, вода), на самом деле требует систематического превращения природы в развлекательную машинерию.

Поскольку общая площадь пляжа ограниченна, а береговая линия конечна, можно с математической точностью предположить, что из сотен тысяч посетителей далеко не каждый сможет в течение дня поваляться на пляже, уж не говоря о том, чтобы подобраться к воде.