Анализ красоты

379

Рассмотрим теперь сложное движение точки, в результате которого образуется линия, состоящая из сочетания прямых и кривых линий. Комбинируя прямые и кривые линии, мы можем получить более разнообразную композицию, нежели при употреблении одних прямых или одних кривых линий. Композиция из одних прямых может быть несколько монотонной. Большое же число кривых линий всегда бывает несколько утомительно для глаза. Это отмечает английский художник В. Хогарт, который говорит в своем сочинении «Анализ красоты»: «Обратите внимание:

1. Что прямые линии могут быть отличны друг от друга только по длине и что они, таким образом, наименее декоративны.

2. Что кривые линии начинают быть красивыми, потому что они могут быть различны по степеням кривизны, так же как и по длине.

3. Что прямые и кривые линии, соединенные вместе как составные линии, могут быть многообразнее, чем просто кривые, и тем самым становятся еще несколько красивее.

4. Что волнообразные линии или линии красоты, которые еще многообразнее, потому что они состоят из двух изогнутых противопоставленных линий, становятся еще красивее и приятнее; даже движение руки приятно, когда она их рисует пером или кистью…» ?

Разумеется, говоря о многообразии, Хогарт подразумевает пронизанность его закономерным единством.

Те же мысли мы находим и у Л. B. Альберти, который пишет: «Я не советовал бы, чтобы все было ограничено и очерчено линиями одного единственного вида так, чтобы они ни в чем не разнились: наоборот, одни будут приятны, если будут больше, другие будут хороши, если будут меньше, а третьи заслужат похвалу за средние размеры. Далее, одни части будут нравиться, если они ограничены прямыми линиями, а другие кривыми и, наконец, третьи — и теми и другими».

Выбор формы зависит от замысла архитектора; нельзя все ограничивать «линиями красоты», ибо идея сооружения, его образ может быть воплощен не во всякой форме, но только в такой, которая отвечает замыслу. Не следует думать, что Хогарт понимал свою «линию красоты» догматически; это показывают нам, прежде всего, его картины. «Следует обратить внимание, — пишет он в конце своего трактата, — что изящными змеевидными движениями мы пользуемся не постоянно, при каждом действии, но только время от времени, и больше в часы досуга.

Можно все, что надо в жизни, выполнить без них, так как они, так сказать, являются только декоративной частью жеста».

Выбор тех или иных форм кривых подчиняется замыслу художника и эстетическому сознанию и вкусу его эпохи.

Бесчисленные оттенки форм получаем мы в колебании между многообразием и единством, отдавая предпочтение либо тому либо другому, в зависимости от того, какие формы лучше могут выразить тот или иной творческий замысел.

Анализ гармонического построения кривых может дать ключ к пониманию образования многих объемных форм. Ведь большинство их представляет не что иное, как тела вращения или же тела, образованные движением линии по контуру квадрата, прямоугольника или многоугольника. Недаром Альберти придавал такое серьезное значение очертаниям. «Вся архитектура заключается в очертаниях и постройке, — говорит он. — Сила и смысл очертаний сводятся к указанным соотношением мощности поясов и решетки.

Задача и назначение очертаний заключаются также в том, чтобы указать для зданий и их частей надлежащее место, определенное число, подобающую меру и приятный распорядок, причем вся форма и внешний вид здания должны быть заложены в этих очертаниях». Таким образом, Альберти подчиняет законам очертаний не только образование отдельных форм, но и размещение элементов здания, т. е. всю объемно-пространственную композицию. И это будет нам понятно, если мы учтем, что гармонизация ритмических движений создает и очертания и формы, а размещение элементов формы в пространстве и построение объема также подчинены прежде всего законам ритма и гармонии. Пространственная и объемная художественная композиция

сооружения представляют не что иное, как гармоническую организацию ритмического движения форм.

В металлических решетчатых конструкциях большое значение имеет для восприятия целого гармоническое соотношение между мощностью поясов и решетки. Увеличивая высоту фермы, мы получаем все более и более мощную решетку и все более легкие пояса. Фермы с нормальной высотой производят достаточно гармоничное впечатление, ибо ритмическое движение решетки ограничивается, как рамой, формами поясов и сочетается с движением взора по поясам, образуя сложное ритмическое движение. В высоких фермах с тонкими поясами, наоборот, незначительное по силе движение форм поясов пропадает по сравнению с сильным, неуравновешенным движением решетки. Впечатление получается резко дисгармоничное.