«ТРЕТЬЕ ПОКОЛЕНИЕ» И «АНТИАРХИТЕКТУРА»

104

Молодые архитекторы, которые причисляют себя к «третьему поколению» современной архитектуры, критикуют своих былых учителей и старших товарищей, образовавших профессиональный «истэблишмент», за потерю связи с жизненными реальностями, за «элитизм», пренебрежение общезначимыми ценностями, за попытки сегодня воплотить вчерашние мечты. Отвергая ортодоксальный функционализм, «третье поколение» утверждает необходимость подхода, основанного на принятии жизни во всей ее сложности и противоречивости. Такой подход исключает право архитектора навязывать людям свои собственные ценности, вместо того чтобы воплощать ценности, принятые ими. Прокламируется отрицание универсальных решений, прототипов, в пользу решений, каждый раз отвечающих неповторимости ситуации.

«Третье поколение» стремится соединить рационально-геометрические и интуитивно-органические методы образования архитектурной формы. Игра замкнутых объемов сменила «перетекающие пространства», которые когда-то привычно связывались с самим понятием современной архитектуры. Поздние работы Ле Корбюзье, включая Центр визуальных искусств Гарвардского университета, построенный по его проекту в 1961—1965 годах, вошли в число образцов, наиболее авторитетных для этого сомневающегося поколения. В его идеологии ощутимы отголоски недавних бурных атак студенчества на «истэблишмент»; она сформировалась под влиянием этических тенденций, популярных среди «ультралевой» молодежи 1960-х, ее коснулась тень всеотрицания, «Великого отказа».

Пророком для американской архитектурной молодежи 1960-х годов был Луис Кан (1901—1974). По возрасту он старше многих мэтров «второго поколения», но исключительность творческой судьбы всецело связала его с идеями молодых, идеями «третьего поколения». После долгих лет практики, не поднимавшейся над профессиональной рутиной, он нашел себя как преподаватель. Общение с молодежью индуцировало его мысль, стремление осознать изначальные основы архитектуры, проникнуть в ее сущность. Развитие теоретического мышления дало мощный импульс его творчеству. Как зрелый художник он сформировался лишь где-то на рубеже 1960-х. Непримиримый к компромиссам, банальности и фальши, откровенно пренебрегавший общепринятыми стереотипами и вместе с тем утверждавший «старомодные» гуманистические идеалы и ценности, даже внешне являвший прямую противоположность обаятельному «имиджу» преуспевающего зодчего, Кан был из тех немногих, кто долго сохранял доверие молодежи вопреки «конфликту поколений».

В работах Кана архитектура вновь обрела зримую весомость. Полны сдержанной силы грубовато резкие формы его произведений. В соответствии с академической традицией, к которой Кан полон уважения, он противопоставлял «перетеканию» пространств четкое разделение частей. В его массивных постройках с их четкой структурой, где — как и в жизни — господствует симметрия не абсолютная, но частично нарушенная, для каждой функции выделено свое пространство, а для каждого пространства создан свой источник естественного освещения.