Гонтовый стиль

67

С неприязнью к вульгарности «позолоченного века» у Ричардсона уживался острый интерес к новому. Он говорил, что «хотел бы спроектировать две вещи: зерновой элеватор и интерьер большого парохода» 10. И он создал оптовые склады Маршалла Филда в Чикаго (1885—1887), ставшие образцом решения крупного коммерческого здания, — одного из тех новых типов зданий, которые складывались в архитектуре конца XIX века.

Громадные каменные поверхности фасадов семиэтажного сооружения, занимающего целый квартал, Ричардсон превратил в многоярусную каменную аркаду. Высота ярусов убывает снизу вверх; от нижнего яруса к верхнему более частым становится и ритм вертикальных членений. Стена благодаря этому кажется облегчающейся кверху. Аркада обходит все здание, отражая в своей равномерности характер его внутренней структуры, не имеющей каких-то особых, главных помещений.

Схема фасада, собственно, была не нова. Несколькими годами ранее ее использовал арх. Дж. Б. Пост для здания Продуктовой биржи в Нью-Йорке (1881 —1884). Но композицию Поста отличает харак-: терная для эклектизма дробность, ярусы биржи кажутся зданиями, которые взгромождены одно на другое. Стены складов, созданных Ричардсоном, напротив, обладают непрерывностью, в которой и рождается ощущение упругой силы могучих масс.

Ричардсон был и в числе инициаторов такого специфически американского направления, как «гонтовый стиль». Деревянные дома, у которых для внешней обшивки стен и кровли использовался гонт, покрашенный в коричневый цвет или серебристо-серый от непогоды, вошли в моду после перерыва в строительстве, вызванного кризисом 1873 года. Раскаяние в разорительных экстравагантностях влекло за собой тоску по утраченной простоте американского прошлого. И в новых постройках возрождается традиционная непрерывность оболочки построек, которая покрывает деревянный скелет дома подобно чехлу из ткани. Асимметричный объем дома Стоутона в Кембридже, Массачусетс, построенного Ричардсоном (1882), лишен какой-либо декорации. Его облик откровенно традиционен, но широкие, светлые окна лишают его угрюмости ранних колониальных построек. Здание, прекрасно вписанное в природный ландшафт, создано как благородно простое убежище на лоне природы, чуждое вульгарности прозаической цивилизации.

В домах «гонтового стиля» впервые появилась специфическая особенность организации жилища американских «средних классов» — слитность интерьер- ного пространства, в котором живописно сгруппированные помещения раскрываются одно к другому (так, в доме Стоутона общим течением пространства захвачены основные помещения первого этажа). Границы участка были жестким пределом домашнего мира, но внутри «суверенного владения» обеспечивалась гибкая пространственная система (возможно, что конкретная форма возникла как результат изучения японской архитектуры, образцы которой демонстрировались на выставке 1876 года в Филадельфии).

«Гонтовый стиль» при всей своей традиционности был свободен от прямых исторических заимствований. Даже строго симметричный дом Лау в Бристоле (Род-Айленд, 1887; арх. Мак Ким, Мид и Уайт) с его громадным щипцом, поднимающимся над длинной стороной, не кажется чрезмерно жестким и не рождает ассоциации с конкретными образцами. «Гонтовый стиль» развивался в особом «каникулярном мире» буржуазных курортов Атлантического побережья. Он не открывал путей для решения главных проблем архитектуры своего времени и угас менее, чем за десятилетие. Но как и поздние массивные монументальные постройки Ричардсона, живописные дома гонтового стиля доказывали, что новое возможно создавать и в архитектуре и что романтичная выразительность может отличать рационально организованное сооружение.