Условия восприятия наследия в современной городской среде

7

Ценное для современного города наследие сегодня воспринимается иначе, чем в период своего возникновения. Причем с одной стороны, это результат общего процесса изменения психологии человека, его образованности, изменение социальных условий, определяющих жизнедеятельность в городской среде и соответственно ее эстетическую оценку. С другой же стороны, изменение восприятия — следствие конкретных преобразований социальных и физических условий существования того или иного фрагмента наследия в современном городе. Если первая группа факторов объективна в смысле неизбежности ее действия, то вторая — поддается корректировке и может сознательно изменяться с целью максимального выявления ценных для нас сторон историко-архитектурного наследия.

Слепые адаптации

Факторы первой группы в той или иной мере уже рассматривались выше. Поэтому сейчас обратимся к тем изменяющимся условиям существования, которые влияют на характер восприятия наследия, на занимаемое им место в системе эстетических ценностей современной городской среды. Восприятие наследия во многом зависит от наших знаний о нем. Сказывается и общая образованность, позволяющая оценить типичность видимых объектов для определенного периода, связать их с историческими ассоциациями, с творениями писателей или XVдожников определенного круга. Важны и местные предания, сообщающие о персонажах и событиях истории города в их связи с архитектурными объектами и с урочищами городского ландшафта. Но эти формы знаний хотя и необходимы, но часто недостаточны. Они во многом индивидуальны, субъективны, неустойчивы. Существенным дополнением служит специально вводимая в городскую среду информация об архитектурном наследии, об истории места. Информацию такого рода сегодня содержат охранные доски памятников архитектуры, на которых указывается название или тип сооружения, его возраст, иногда — фамилия первоначальных владельцев и стилистическая принадлежность. К этой же категории относятся памятные доски, связывающие то или иное место, сооружений с историческим лицом или событием. Авторами проекта заповедной зоны Старый Арбат в Москве после специальных исторических изысканий было выявлено такое количество памятных мест, что потребовалось разработать систему унифицированных знаков для обозначения событий, связанных с отдельными точками зоны. Опыт такой работы может быть очень интересен и полезен для раскрытия культурной ценности застройки отдельных улиц. Для города в целом необходимо привлечение и других информационных средств и приемов, рассказывающих об эволюции его структуры, о событиях, связанных с. его площадями и районами и т. д.

Факторы первой группы

В Загорске по дороге, ведущей от станции к монастырю, поставлен ряд стендов, освещающих историю и характер достопримечательностей города. не очень удачная, поскольку информация не привязана к конкретным точкам или зонам города, да и сами стенды не лучшим образом вписываются в городской ландшафт. Но этот пример показывает, что в информации подобного рода ощущается потребность. Более тонкой, опосредованной формой подобной информации, точнее — напоминания об историческом факте являются некоторые монументы, а именно те, которые установлены непосредственно на месте, связанном с историческим персонажем или происшествием. Таковы памятник боев 1812 г. в Вязьме, перекликающийся по своему характеру с монументами Бородинского поля, Триумфальные ворота в Москве. К той же категории можно отнести памятник И. А. Крылову в городе его детства — Твери (Калинине), памятник Лескову в Орле, памятник Л. Толстому во дворе дома Ростовых в Москве. Следует упомянуть и памятник Гоголю работы Андреева, который теперь стоит во дворе дома писателя в Москве. Такие монументы, внося в среду новое, одновременно оживляют историю и сами обретают дополнительную выразительность от связи с историко-топографическими, или историко-архитектурными реалиями и мифами.

Восприятие наследия в существенной степени зависит от его современного функционирования, направленности в использовании отдельных сооружений и пространств, целостных фрагментов или комплексов старого города. В отдельных случаях делается попытка радикально преодолеть неизбежный разрыв в изначальном и новом использовании наследия путем музеефикации фрагментов исторической среды с инсценировкой в ней прежнего быта. Такой прием чаще предлагается, правда, не для городской среды, а для пригородных этнографических музеев народного быта, но в отдельных случаях делается попытка распространить такой опыт и на городские условия. Известный пример — музей в Турку (Финляндия). Там в частично сохранившейся, частично восстановленной городской слободке прошлого века возрождены характерные городские ремесла.