Руководитель проекта Р. Гринберг

2

Говорит о своем проекте следующее — Исчезающая Мечеть означает превосходство человека, она задумана в антропоцентричном измерении:

 «У нее нет стен и дверей. Она открыта любому и всем в любое время. У мечети не существует швов (seamless) с городскими улицами и ритмом повседневной жизни. Мы попытались внести утонченные традиции Ислама в характер городского пространства, которое воспитывает в людях чувство совместной идентичности, что помогает мусульманам пребывать в состоянии любви с общиной. Можем ли мы ожидать большего от мечети?».

А вот еще примечательные слова Гринберга, наводящие на дальнейшие размышления:

«The inside of The Vanishing Mosque is its outside. Ее община распространяется на всю общину города, создавая таким образом чувство совместного владения пространством и религиозной идентичностью, а также образованием глубочайших корней, позволяющих соединить духовность мусульман с современной городской жизнью».

Особенно важно то обстоятельство, что площадь выстраивается с непременной ориентацией на Мекку. В свободное от молитвы время мечети нет, однако ее незримое присутствие ощущается весьма полновесно. Оказывается, что реальное отсутствие или присутствие — понятия относительные.

Итак, мы сталкиваемся с проблемой присутствия и одновременно «отсутствия места» (non-lieux, non-place), обсужденной в недавней книге, где собраны статьи о специфике восприятия пространства. Очевидно, что проблема «non-place» антропологична и полагается на субъективность позиции человека (людей, общества).

Автор указанной статьи и книги по этой причине пишет, что место может оказаться отсутствующим и наоборот. Архитекторы RUX Design в аргументах своего проекта «Исчезающей Мечети» проводили аналогичную мысль о существующем и исчезающем сакральном пространстве мечети.

Несколько слов скажем о книге М. Оже «Non-lieux». Автор пишет о характеристике «места» Аристотелем, рассуждения греческого философа сводятся к тому, что место — это пространство, в котором есть тело. Современный французский мыслитель в этой связи отмечает: «…интеллектуальный статус антропологичного места является двойственным» .

Как мы теперь знаем, существуют пустые «места», они лишены тел, не переставая оставаться «антропологичным местом». Далее Оже отмечает непременный геометризм антропологического места. Геометризм антропологического места составляет линии, пересечения линий и точки их пересечения.

Эти линии могут быть следом-направлением, начерченным людьми, но вполне могут оказаться и площадью, открытой или отмеченной каким-либо архитектурным строением. Мы все больше понимаем, почему статью Оже включили в вышеприведенный сборник о восприятии архитектурного пространства.

Еще одним нововведением молодых архитекторов для Дубая может стать проект мечети фирмы Zest. Architecture из Барселоны. В этом проекте также предусмотрены нормы зеленой архитектуры. В отличие от архитекторов Исчезающей Мечети из Нью-Йорка, молодые испанцы задумали мечеть, прекрасно осваивающую два измерения — мечеть проработана одинаково интенсивно по горизонтали и вертикали.

Проект имеет основные признаки традиционной мечети, преподанной в заметно абстрагированной форме. Мечеть барселонцев названа «Луч света» по причине проникновения луча света, подобного мечу, разделяющего молитвенное пространство на две половины — для мужчин и женщин. Иммматериальность света, его метафизичность подчеркивается в пояснениях архитекторов по You Tube и в соответствующих комментариях в сети Интернета.