Архитектурная деталь как пластический сгусток энергии, заключенной в объем

10
Здание ЦЭМИ

Поиски пластической выразительности архитектурной формы в современной архитектуре все чаще связываются с необходимостью разработки вопросов архитектурной детали.

На протяжении долгой истории складывались различные виды архитектурных деталей, их сложная функция в композиции сооружения, принципы стилевого пластического единства. Веками развивались многообразные принципы формообразования деталей. История архитектуры разных народов знает и всевозможные источники такого формообразования: живой мир органической природы, конкретно-предметный, вещный мир, мир образно осмысленных опосредованных связей и закономерностей, неповторимую авторскую фантазию творца и типовой элемент массового использования.

Созданию пластической напряженности композиционного решения во многом способствует введение единственной крупной архитектурной детали Процесс развития тектонических систем, происходящий в наши дни, переход к пространственным структурам с усложненной, комплексной работой конструкций делают логичным и оправданным использование именно таких отдельных пластических деталей, выступающих как своего рода образная квинтэссенция конкретной архитектурной композиции. Сама деталь вырастает как пластический сгусток энергии, заключенной в объем. И естественно, что места для подобных деталей возникают как результирующее пространственно-пластических усилий.

Уникальность размещения в данном случае оправдана и тем, что поверхность куба-детали несет на себе эмблему института. В качестве эмблемы-символа ЦЭМИ авторами была использована лента Мёбиуса. Не только содержательно, но и в своем изобразительном выражении эта структура давала интересные пластические выходы. Первоначально предполагалось выполнить наружную поверхность куба в виде цветного витража. В дальнейшем идея трансформировалась. Возникла мысль соединить цвет и пластику, сделать их единственным главным акцентом в архитектурной композиции, органичным и необходимым с точки зрения структуры всего сооружения, его тектоники, пространственной активности. В этом отношений здание ЦЭМИ давало возможность художникам, опираясь на их большой опыт по созданию архитектурно-пластических полихромных композиций, выйти на новую ступень творчества.

Здание ЦЭМИ

Крупная цветопластическая деталь мощно зависает на стене над входом. Сложный изгиб ленты Мёбиуса как бы уводит наружное пространство в глубину здания, вновь возвращая его обратно. Возникающая при этом мягкая скульптурность формы усложняется путем введения мозаики. Форма дополнительно членится, моделируется и цветом. Желтые, красные и черные участки поверхности то словно набухают упругой массой, то заглубляются. Лепка детали светом и цветом усиливается сложными ракурсами восприятия, меняющимся освещением здания.

Все сказанное роднит современную архитектурную деталь со скульптурой как по образной емкости, так и по остроте пластического решения, определению места в композиции здания.

Профессиональный интерес к архитектурным деталям, заметно возросший за последнее время в творчестве очень разных мастеров, те тенденции, которые прослеживаются в проектах и постройках, позволяют говорить о том, что архитектурные детали снова начинают играть существенную роль в развитии объемно-пространственной композиции сооружений.

Все чаще архитектурные детали в их новом качестве осмысляются как одно из средств формирования целостной городской ткани, создания или восстановления некогда нарушенного ее пластического единства. Показательно, что московская практика последних лет с особой очевидностью выявила большое градостроительное значение таких зданий, которые активно входят в окружающую среду, врастая и прорастая в ней своими формами, в том числе с помощью крупных деталей.

Весьма характерно в этом отношении здание Института информации АН. Интересный поиск выразительных возможностей архитектурных. деталей ведется в нем на языке пластики крупной формы, обусловленной особенностями градостроительной ситуации.. Сооружение, расположенное в Юго-Западном районе столицы, на пересечении двух крупных магистралей — Ломоносовского проспекта и Профсоюзной улицы — один из важных составных элементов нового формирующегося здесь центра научных учреждений.

Многое в композиции здания Института информации возникло как результат его расположения на угловом участке.

В отличие от многочисленных угловых решений, столь характерных для центрального района города, где уплотненная, насыщенная застройка как бы выжимает из своей ткани динамичные, пластически активные объемы.

Стилистика архитектурных деталей

Однако рядом с огрубленной трактовкой объема подобная традиционность неожиданно оборачивается своими достоинствами. Мелкая дробность элементов, из которых набраны гроздья светильников, их относительная легкость, выявленная жесткой каркасностью построения, тонкая пластика скульптурных вставок — все это придает светильникам важное качество зрительной сопоставимости с человеком. Рождается впечатление рукотворное украшений по контрасту с открытой работой мощных конструкций, несущих перекрытие входа.

Оставляя в стороне конкретную, в чем-то спорную, стилистику архитектурных деталей нового здания МХАТ, хотелось бы подчеркнуть важность поисков авторами пластики архитектурной формы. Поиски эти оказались не во всем последовательными, но присутствующая в них задача — сохранить в архитектурной форме свойства, непосредственно обращенные к человеку, к его сложному, тонкому эмоциональному миру, — имеет принципиальное значение для развития архитектуры города.

Не менее сложной в профессиональном отношении задачей является использование не группы деталей (как в здании МХАТ), а отдельного элемента, выполняющего одновременно несколько функций пространственно-пластического характера. Если обратиться к анализу весьма показательного в этом отношении здания Центрального экономико-математического института, то можно выявить несколько существенных моментов с точки зрения интересующей нас проблемы.

Крупная цветопластическая деталь мощно зависает на стене над входом. Сложный изгиб ленты Мёбиуса как бы уводит наружное пространство в глубину здания, вновь возвращая его обратно. Возникающая при этом мягкая скульптурность формы усложняется путем введения мозаики. Форма дополнительно членится, моделируется и цветом. Желтые, красные и черные участки поверхности то словно набухают упругой массой, то заглубляются; Лепка детали светом и цветом усиливается сложными ракурсами восприятия, меняющимся освещением здания.