Архитектура в Петрограде

74

В Петрограде архитектурная мастерская при «Совете по урегулированию плана Петрограда и его окраин» создана в мае 1919 г. Руководил ею И.А. Фомин, среди сотрудников были А.С. Никольский (1884—1953), Л.М. Тверской, Н.А. Троцкий (1895—1940). Одной из ее первых работ был план «Большого Петрограда» (1919—1921). Город предлагалось дополнить системой городов-спутников, объединенных в линейные группы; между зоной спутников и историческим ядром располагалась зона полуавтономных жилых районов, разделенных полосами парков. Эта схема предвосхитила принципы созданного тремя десятилетиями позже генерального плана Стокгольма. План предполагал и рост исторического ядра в сторону Финского залива, и образование его застроенного фронта (идея осуществлена после Второй мировой войны). В проекте «Большого Петрограда» модель города- сада сильно трансформирована.

Для проекта восстановления и реконструкции Ярославля, пострадавшего в 1918 г. при подавлении эсеровского мятежа, была принята установка на прямое использование в работе над проектом принципа Э. Говарда. Графические материалы плана, созданного в 1921 — 1924 гг., не сохранились, но архивные тексты дают представление об этой работе. Участники ее в Управлении работами города Ярославля ставили перед собой «высокую социально-политическую цель: создание первого современного образцового социалистического города с коммунистическим обоснованием всей жизни обитателей и всего городского хозяйства». При этом они намеревались создать «первый город в России и первый город с наиболее совершенным устройством жизни во всем свете». При этом в сентябре 1918 г. на объединенном заседании местных властей было одобрено решение о восстановлении Ярославля как города-сада. Особенностью этих разработок было повторявшееся во всех документах требование сохранить исторический характер города и его архитектурные памятники. Последнее связывалось с первостепенным значением, придававшимся «эстетике городов», «художественности» градостроительных замыслов. Такая направленность предпочтений, характерная для первых послереволюционных лет, была связана с ролью, отводившейся тогда пропагандистской деятельности (еще одна аналогия с процессами, происходившими в Германии с утопиями ее подавленной революции).

Задачи градостроительного обеспечения социалистической утопии получили и достаточно определенные общие формулировки. Один из ранних текстов такого рода — программа деятельности первого органа Советской власти, созданного для руководства градостроительством — Отдела планировки, регулирования и постройки городов и селений при Управлении городского и сельского строительства ВСНХ. Программа утверждала, что устранение недостатков современных городов «…не может быть достигнуто одними частными мерами технического, санитарного или художественного характера. Разрешение вопроса лежит в области социального творчества, в выработке цельной и планомерной структуры нового города». Далее устанавливались первоочередные задачи: «Первой задачей должно быть устранение жилищной нужды… Второй задачей является создание города и развитие его частей как органического целого… (План города) является программой организации городской жизни и орудием социального творчества». Эту программу подготовил в сентябре 1918 г. профессор Г.Д. Дубелир.

Интеллектуальным достижением всего этого утопического творчества было осознание системности городского организма и включенности его системы в социальные процессы. Но градостроительные концепции и конкретные программы не связывались с механизмами их реализации. Даже на уровне утопического «программотворчества» не устанавливались прямые связи и взаимодействия между пространственной планировкой и планированием социально-экономического развития. Казалось, что в общем потоке преобразования жизни достаточно наметить разумные цели. Само ощущение решительности сдвигов, менявших течение привычного, рождало эйфорию. Осуществление проектов относилось к неопределенному будущему, а столкновения с реалиями не раскрывали заложенные в них противоречия.