Искусство в архитектуре

8

Большинство противников не сумели уяснить дли себя, что продолжение противопоставления искусства и неискусства приводит общество к еще большей дисгармонии, которые кажутся почти комичными. Вопреки этой критике в Швеции есть хорошие предпосылки к изменениям не только в социальном и промышленном развитии, но также и в духовном мире интеллигенции. Поэтому я верю, что здесь зарождается нечто новое. Выставка выступает за радостную и непринужденную повседневную жизнь. Она последовательно пропагандирует здоровый и скромный образ жизни, который основывается на экономических факторах. Уместно сравнение с хирургической операцией, когда удаляется все лишнее, что порождено человеческой тоской по роскоши и напускному лоску. Как раз тоска по роскоши до настоящего времени в определенных случаях была исходной точкой «домов со вкусом» и привела к молчаливым потрясениям среди производителей «антично»-промышленной мебели и других подобных культурных ценностей.

Основа Стокгольмской выставки видится мне в желании современного художника создавать необходимые и приемлемые для жизни предметы, соответствующие уровню шведов.

Выставка устроена таким образом, что в первой ее части можно ознакомиться с повседневными дешевыми товарами, изготовленными шведской промышленностью, а во второй—как эти товары используются в быту. Добавлением, конечно, является само жилье, которое представляет группу экспериментальных квартир и домов. Эти жилища основаны на промышленном производстве и экономически выгодны. Таким образом, мы встречаемся с выставкой, которая во всех отношениях социально направлена и стремится к выявлению понятия искусства. Моторные лодки, железнодорожные вагоны, холодильники и граммофоны появились вместо того, что раньше считалось высшим достижением и что называли изящным искусством дизайна. Нее эти предметы претендуют на то, чтобы их относили к культурным ценностям. Это значит, что мастер художестве тленности, отказываясь от своих прежних позиций, спускается с искусственных высот и трудится во всех областях, относящихся к художественному оформлению жизненно важных предметов. Положительной стороной является и то, что художник как бы отрицает себя, выходит за пределы традиционного поля деятельности, демонстрируя свое изделие и передавая его из узкого круга широкой публике. Художник, таким образом, вступает в народную среду, чтобы помочь своим и создать гармоническую жизнь, вместо того чтобы упрямо следовать противоположности искусства, которая ведет к продолжению трагедий и безысходности жизни.

Открытая общественная декларация чистой, непринужденной радости выражена на Стокгольмской выставке архитектурным языком. Во всем— праздничное изящество и детская непосредственность. Архитектура Асилунда разрушает все границы. Цель — праздник. И трудно предсказать, осуществятся ли его идеи в архитектурных или других формах.

У меня как у друга выставки большую радость вызвал тот факт, что Гуннар Аснлунд оказался прав в своем архитектурном ограничении и показал другим дорогу к такому образу мышления, который раньше не приводил ни к каким победам. Господа, привыкшие получать удовольствие от традиционной архитектуры — этому способствовали знание истории и культурная дисциплина, — понемногу начинают понимать причину совершенно новой радости, бродя по Стокгольмской выставке, где, например, цветущие тюльпаны стали предметом заботы архитектора точно так же, как и интерьеры выставочных залов.