Увеличение размеров

8

Иногда подобный прием дает благоприятный эффект (но не всегда). Человеку европейской городской культуры ближе более замкнутые пространства и особенно они нужны именно для того, чтобы чувствовать себя дома, а не в поле.

Здесь уместно вспомнить, что одно и то же по разному воспринимается представителями регионов и различными градостроительными традициями. По исследованиям И. А. Страутманиса, для рижан улица с отношением ширины к высоте застройки 1:1 кажется вполне нормальной, а для москвичей — тесной, для жителя Дубровника нормальное отношение — 1:3, а пространства в пределах 1:2, 1:1 воспринимаются как обширные. Понятно, что гипертрофия пространств новых районов должна особенно сильно восприниматься в регионах с западноевропейской градостроительной традицией. Но, как показывает опыт, достаточно остро эта проблема стоит и в среднерусских городах.

Новые планировочные принципы существенно изменили иерархическую структуру пространств. Пространства центров в окружении больших дворов и широких улиц перестали выделяться своими размерами, если только их умышленно не гипертрофировали (что, в свою очередь, приводит к пустынности и не уютности). Внутри жилых образований декларировалась дифференциация участков на придомовые и общего пользования, но практически далеко не всегда такое разделение получалось. Структура пространств обретала черты аморфности. Важным инструментом, способствующим артикуляции пространств, формированию их масштабного соответствия человеку должны были стать средства благоустройства. Но, в отличие от прежней, уличной структуры, эти средства теперь не концентрируются в узких габаритах русла движения, а должны организовывать собой обширные внутриквартальные территории. Такое распыление чаще всего приводит к малой эффективности примененных средств.

В результате в воспринимаемом архитектурно-пространственном построении городской среды ощутимо недостает организованности, структурированности, а именно это свойство, как уже говорилось, служит важнейшим критерием эстетической оценки.