Советские архитекторы

3

Их увлекает не домостроительная техника сама по себе, а прежде всего художественно-образное истолкование индустриальной техники и ее продуктов. С годами все больше уделялось внимания форме как таковой, искали разнообразия выразительных средств, стремились расширить круг ассоциаций, вызываемых сооружением и способствующих повышению выразительности архитектуры В качестве основы долгое время оставался тот принцип, что якобы отвечала функции и конструкции. Открыто заявил об условности такого соответствия в 1960 г. Оскар Нимейер: Я выступаю за почти неограниченную пластическую свободу, такую, которая не подчиняется рабски требованиям техники, или функционализма. функционализм и ложный пуризм приводят к созданию неоригинальных, посредственных произведений порой нужно прибегать к различным смелым поискам и фантазии с целью добиться желаемой пластической красоты. Поиск большей выразительности архитектуры шел по нескольким направлениям. Одно из них, часто совмещающее в себе и решение ряда инженерных проблем архитектуры — демонстрация возможностей современной техники. Чем дальше, тем больше оно приводило к утрате человечности в создавшихся архитектурных образах и в характере городской среды в целом. Исчезал человеческий масштаб, привычные атрибуты человеческого жилища. Во второй половине века стали появляться сооружения, предназначенные, судя по внешнему виду, для каких-то сложных технологий, тогда как на самом деле главный технологический процесс, ради которого они создавались, была достаточно традиционная человеческая деятельность. Черты таких сооружений заметны и в ряде произведений рядовой коммерческой архитектуры и в творчестве крупных мастеров. В частности, характерно здание — Накагин в Токио (К. Курокава). Ясно читаемая смонтированность из одинаковых стальных блоков и круглые окна, напоминающие щитки приборов, создают образ дома даже не как машины для жилья, а как кибернетической машины, в которой человеку вряд ли есть место.