Опыт последующих десятилетий

1

В качестве одного из примеров Ранинский приводит работы , который, возводя аркаду вокруг готической ратуши в Виченце, оставил в прежнем виде ее башню. Но чтобы она не оказалась отрезанной от нового фасада, дополнил ее классическими деталями на уровне новых аркад. Одновременно Ранинский указывает, что комплекс современных зданий религиозной общины в Риме, включивший базилику св. Терезы и построенный по отношению к ней только на контрасте (объективный контраст), не дал композиционного целого

Надо отметить, что абсолютный контраст, полная независимость старого и нового на современном этапе развития архитектуры становится анахронизмом, поскольку, как уже говорилось, сама по себе новая трансформирует многие свои качества, ориентируясь на традиционный город, как на образец. Архитектурные комплексы, отвечающие отмечавшимся в предыдущей главе тенденциям, несут в себе черты традиционности, даже если нет нужды увязывать их со сложившейся застройкой, а этим снимается, в принципе, острота конфликта между старым и новым, что может стать залогом удачного сочетания того и другого.

Таким образом, мы видим, что рассмотренные крайние позиции естественно приводят к третьему, наиболее универсальному и эффективному пути — к поиску средств согласования, гармонической увязки наследия и современных элементов городской среды. Каковы же предпосылки такого согласования? Представляется, что важнейшей является внимание к тем образным моделям мира (или метафорам), которые содержатся в городской среде.

Обратим преимущественное внимание на две крупные взаимосвязанные группы метафор, одна из которых дает социальную картину мира, а другая — физическую (применительно к архитектуре — тектоническую).

В социальной картине очень существенны присущие историческому городу дробность и в то же время объединенность рядовой застройки, ее связь с иерархией пространств и архитектурных доминант. За этим, как уже упоминалось, вырисовывается мир индивидуализированных, но объединенных, соподчиненных социальных единиц города.