Дома-скафандры

0

Для японцев, впрочем, возможны и ассоциации другого плана: капсула с круглым окошечком несколько напоминает японский скворешник. Накагин, по замыслу архитектора, и должен обрести образ грозди таких скворешников, каждый из которых предназначен для временного или эпизодического использования.

Особенно сильны, нарочито заострены ассоциации технологического плана в произведениях архитектуры хайтек, а из более ранних примеров — в ряде футурологических проработок 1960-1970-х гг., среди которых выделялись проекты группы Аркигрем в Англии. Дома, в которые въезжают на автомобилях и которые сами разъезжаются на части. Дома-скафандры. Города, превращающиеся в россыпь мобильных капсул. Последние детищем направленного отказа от архитектуры назвал доктрину этой группы Клод Паран; а А. В. Иконников расценил ее как черный юмор.

Нельзя, конечно, забывать, что современный человек действительно все больше сродняется с техникой, его быт связан с самым разнообразным техническим оборудованием, что отражается в характере окружающей человека среды, и, в частности, в архитектуре. Вопрос в том, какова оптимальная доля участия технических мотивов в образах городской среды, в той картине мира, которая фиксируется этими образами. Ведь сегодня отношение к технике в городе иное, чем было еще полвека назад. Если в конце XX и в первые десятилетия XX в. технические новшества в городской среде воспринимались как символы прогресса, как маяки будущего, то сегодня проявления техницизма в большинстве своем — рядовое явление, часто полезное и докучливое в равной мере. Это уже не символ будущего. И проблема для архитекторов, дизайнеров и других специалистов, работающих над формированием городской среды состоит, видимо, в том, чтобы техногенные формы как в утилитарном, так и в эстетическом плане не подавляли, не вытесняли собой человека и чтобы, кроме того, поток внешних проявлений технизации не опережал процесса психологической адаптации человека к меняющемуся окружению.