Была единственной женщиной в истории с такими редкими характеристиками, как выдающаяся красота, редчайшее обаяние, безграничная доброта, полное превращение иностранки в патриота ее нового отечества, познание глубочайшей целительной основы Православия, отдача всех своих сил и материальных богатств во имя помощи нуждающимся россиянам, причисление к лику православных святых. По созданной ею модели организованы и многие десятилетия успешно работают елизаветинские общества в Америке, Канаде, Австралии и других странах.

Великая княгиня Елизавета Федоровна была женой великого князя Сергея {Александровича, родной сестрой последней русской императрицы Александры Федоровны, внучкой знаменитой английской королевы Виктории, родилась в Германии, в семье ее звали Элла. Она рано осознала краткость жизни на земле и счастливых дней, неизбежность страданий, потерь. Узнала она о биче их рода — неизлечимой в те годы болезни гемофилии (несвертывание крови). Страдают и гибнут от этой болезни в основном мужчины, а женщины являются носителями мутантного гена и передают этот ген по наследству, рожая больных гемофилией детей. Возможные дети и внуки самой Эллы скорее всего были бы обречены, что способствовало бы ухудшению генофонда правящих домов Европы. Она, вероятно, решила, не имеет морального права множить на земле число больных людей, и дала обет девства (безбрачия). Однако ее поразительная красота была предметом внимания достойных семейств, здесь были мужчины и юноши; но все претенденты на ее руку получали ее решительный отказ. Однако на двадцатом году жизни Элла стала невестой великого русского князя Сергея Александровича. После откровенной беседы с ним выяснилось, что он, как и она, тайно дал обет девства (причины для этого у него из-за тяжелого недуга были). Вот почему по взаимному согласию брак их был только духовным.

Великая княгиня Елизавета Федоровна
Великая княгиня Елизавета Федоровна

В 1891 г. Александр III назначил Сергея Александровича московским генерал-губернатором, ее муж и она переехали в Москву. Москвичи полюбили Елизавету Федоровну, оценили ее милосердное сердце, при жизни почитали как святую.

Когда началась Русско-японская война, Елизавета Федоровна занялась организацией помощи фронту. В 1905 г. ее муж был убит в Москве бомбой, брошенной террористом И.П. Каляевым. Елизавета Федоровна прибежала к месту взрыва, своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом куски тела мужа; в 40 лет она стала вдовой. Когда она узнала о безнадежном состоянии смертельно раненного кучера Сергея Александровича, то отправилась облегчить его последние муки на земле, улыбаясь, сказала кучеру: «Он послал меня к вам», — что успокоило и обрадовало преданного человека, поверившего, что князь жив. Еще одним фактом подтверждения безграничности доброты и милосердия был визит Елизаветы Федоровны к убийце ее мужа в тюрьму, в камеру смертников. Она призвала его покаяться в содеянном преступлении и просить Государя о помиловании, он отказался. Однако она сама ходатайствовала перед императором Николаем II о помиловании убийцы ее мужа, но Государь отказался простить убийцу.

После гибели мужа Елизавета Федоровна решила покинуть свет и всю себя отдать служению Богу и людям, увидела свое место в системе христианского милосердия, где особое место занимают общины сестер милосердия, созданные по подобию женских монастырей для оказания помощи людям, обиженным судьбой. Она создала подобный женский монастырь, продала большую часть своих драгоценностей, принадлежащих ей произведений искусства и купила в Москве, на Большой Ордынке, усадьбу и создала в ней Марфо-Мариинскую обитель труда и милосердия, стала ее настоятельницей. Она была ассистентом на операциях, дежурила по ночам в больничных палатах, спала не больше 3 часов в сутки (ее постелью была простая деревянная кровать без матраца), питалась скромно. Вне стен Марфо-Мариинской обители великая княгиня Елизавета Федоровна устроила дом-больницу для чахоточных женщин (больных туберкулезом), заботилась о детях умерших от туберкулеза женщин.

После революционных беспорядков 1905—1917 гг. доброжелатели советовали Елизавете Федоровне покинуть Россию. После заключения Брест-Литовского мира германское правительство добилось согласия советской власти на выезд Елизаветы Федоровны за границу. В 1918 г. был послан английский военный корабль к берегам Крыма, чтобы спасти сестер императора Николая II великих княгинь Ксению и Ольгу, их мать вдовствующую императрицу Марию Федоровну, а также великую княгиню Елизавету Федоровну, но она отказалась покидать Россию, решила разделить судьбу России. В 1918 г. Елизавету Федоровну арестовали и вывезли из Москвы. Тогда же Елизавету Федоровну вместе с другими членами императорского дома и крестовой сестрой Варварой Яковлевой бросили в шахту старого рудника под Алапаевском, чекисты бросили в шахту балки и гранаты.

Великая княгиня упала на выступ шахты, который находился на глубине 15 метров. Вся переломанная, с ушибами, она стремилась помогать другим мученикам. Останки настоятельницы Марфо-Мариинской обители и ее келейницы в 1921г. были перевезены в Русскую духовную миссию в Пекине, а затем они были доставлены в Иерусалим, положены в усыпальнице храма Святой Марии Магдалины в Гефсимании (где она сама выразила желание еще в 1888 г. быть похороненной). Архиерейский собор Русской православной церкви в 1992 г. причислил к лику святых великую княгиню Елизавету Федоровну и инокиню Варвару Яковлеву. (Зарубежная Русская православная церковь это сделала в 1981 г.)

Великий князь Дмитрий Павлович (1891 — 1942) был внуком Александра II, племянником Александра III, племянником и воспитанником великого князя Сергея Александровича. Его родителями были великий князь Павел Александрович (1860—1919) и великая княгиня Александра Георгиевна (1870—1891 гг., до замужества принцесса Греческая, на седьмом месяце беременности родила сына Дмитрия и умерла). С 1902 г. Дмитрий и его сестра Мария (1890—1958) воспитывались в великокняжеской семье Сергея Александровича и Елизаветы Федоровны, их крестных отца и матери, поскольку их отец был лишен всех званий, отчислен со службы, потерял право на жизнь в России и въезд в нее из-за тайного венчания на разведенной женщине, матери троих детей — Ольге Валериановне (урожденная Карнович, в первом браке Пистокорс, с 1902 г. графиня Тогенфельзен, с 1914 г. — княгиня Палей). Дмитрий стал военным, в 1912—1913 гг. служил в конной гвардии. С юности Дмитрий и князь Ф.Ф. Юсупов-младший были друзьями, Феликс был женат на близкой родственнице Дмитрия — красавице Ирине Александровне, внучке Александра III.

В 1912—1913 гг. Дмитрий и Феликс любили вечерами разъезжать на автомобиле по Петербургу, веселиться с актрисами, кутить в ночных ресторанах и у цыган, ужинать в отдельных кабинетах с приглашенными артистами и музыкантами, особо любили знаменитую балерину Анну Павлову (1881—1931). Когда началась Первая мировая война,

Дмитрия послали на фронт, где он геройски воевал.

Дмитрий Павлович в возрасте 25 лет участвовал в убийстве в 1916 г. во дворце князей Юсуповых (на набережной р. Мойки) ненавистного всем старца Григория Распутина. Дмитрий Павлович в Распутина не стрелял. Поскольку сразу не удалось узнать точно, кто убил Распутина (а по сути, к этому и не стремились), то фактически арестованных поначалу Ф.Ф. Юсупова-младшего и Дмитрия Павловича отпустили, но наказали — отправили в ссылку. Дмитрия Павловича за участие в убийстве Распутина вначале держали под домашним арестом в его дворце, потом выслали в Персию (Иран) на турецкий фронт. 16 членов Дома Романовых подписали письмо-прошение на имя Николая II с просьбой смягчить участь слабого здоровьем Дмитрия Павловича, но император не изменил своего решения. Высылка в Персию спасла Дмитрию жизнь, поскольку после осеннего переворота 1917 г. многие члены Дома Романовых были расстреляны. Позже родственники Дмитрия Павловича вспоминали, что он со временем стал жалеть, что, будучи членом Августейшей семьи, участвовал в убийстве, хотя сам не убивал, но запятнал свою честь участием в грязном деле, за что был наказан Богом, судьбой.