На Елагином острове располагается Елагин (Елагинский) дворец, в наши дни являющийся архитектурным ядром Центрального городского парка культуры и отдыха; в царский период дворец был основой композиции обширной и живописной загородной усадьбы. Ее владельцами были в конце XVIII в. обергофмейстер Екатерины II И.П. Елагин (с 1770-х годов владелец острова, который со временем стали называть его именем) и почти с начала XIX в. вдовствовавшая императрица Мария Федоровна (вдова императора Павла I). По распоряжению Елагина на острове в 1780-х годах возвели дворец (арх. Д. ), разбили парк, вырыли пруды и каналы, построили мостики и павильоны. Парк стал одним из самых любимых мест для прогулок петербургской знати. В 1817 г. владельцем острова стала императорская фамилия. Поначалу собирались перестроить Елагин особняк и превратить его в дворец императора Александра I. А когда остров стал собственностью его матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, то по ее заказу К. создал на нем в 1818—1822 гг. великолепный ансамбль в стиле классицизма. Отделку, украшение помещений дворца осуществляли лучшие скульпторы, живописцы, мастера-декораторы того времени: В.И. Демут-Малиновский, С.С. Пименов, Д. Скотти, А. Виги, Б. Медичи и др. Переделанный Елагин дворец стал летней резиденцией Марии Федоровны. При этом остров по-прежнему называли Елагин, как и дворец.

Елагин (Елагинский) дворец
Елагин (Елагинский) дворец

Постепенно Елагин остров стал известен как один из центров российского масонства. Собрания масонов проходили в павильоне «Ротонда» («Павильон под флагом»), входившем в комплекс Елагинского дворца.

Вскоре после 1917 г. в национализированном дворце открыли Историко-бытовой музей. В 1932 г. на Елагином острове создали Центральный парк культуры и отдыха; рекреационно-развлекательным центром он остается и сейчас, но это место чаще называют, как в прошлом — «Острова». Во дворце работает Музей русского декоративно-прикладного искусства и интерьера конца XVIII — начала XX в. (особенно хороши восстановленные реставраторами Голубая и Малиновая гостиная, Овальный зал).

Постройки этого дворцового комплекса очень сильно пострадали в период Великой Отечественной войны. В послевоенный период реставраторы восстановили композицию фасадов и отделку интерьеров дворца. Центром дворцового комплекса является дворец, огороженный ажурной чугунной решеткой. Дворец имеет по-разному оформленные парадные фасады. Выходящий в сад фасад украшен шестиколонным портиком (с колоннами коринфского ордера) под фронтоном и пандусом с чугунными львами (эти львы, отлитые на Санкт-Петербургском Казенном литейном заводе в конце XVIII в., являются копиями львов с площади Синьории во Флоренции; они были первыми чугунными львами в Петербурге). Фасад с колоннами, обращенный к р. Средней Невке, имеет особые черты из-за овального, выступающего вперед двусветного зала. В комплекс дворцовых построек также входят Конюшенный и Кухонный корпуса, Оранжерея, Музыкальный павильон, Павильон с гранитной пристанью, Гауптвахта и др. Все постройки расположены среди зелени парка свободно, без строгой системы, чем подчеркивается живописность общей композиции острова, разработанная лучшим садовым мастером первой четверти XIX в. Д. Бушем. По проекту К. Росси и Д. Буша вокруг дворца был создан обширный пейзажный парк.

Елагин с 1770-х годов был владельцем острова, который со временем получил его имя. К этому времени он уже был влиятельным и состоятельным человеком, любил жизнь и мог позволить себе все ее радости. На острове в своем роскошном доме с зимним садом и богатейшим погребом редких вин Елагин жил весело, любил гостей, устройство званых вечеров и балов, общество молодых и красивых женщин, к которым имел всегда непреодолимую слабость до самой старости (страсть к женщинам делала его смешным и вечным объектом светских сплетен). Он был женат на Н.А. Ратиковой, имел двух дочерей. Последние годы жизни он провел вдали от двора, почти все свое время уделял своим литературным и историческим трудам. Его исторические работы представляют определенный интерес, но трезво и критически оценивать исторические события и личностей он слишком часто не мог. Он умер в возрасте 68 лет.

После Елагина сохранению привлекательности Елагина острова с дворцом способствовала императрица Мария Федоровна (1759—1828), жена (с 1776 г.) императора Павла I, оставившая о себе хорошую память в России. В 17 лет она стала второй женой 22-летнего вдовца-рогоносца и наследника российского престола цесаревича Павла. После смерти Екатерины II Мария Федоровна стала в 37 лет женой правящего 42-летнего императора Павла. За четверть века их супружеской жизни всего 5 лет она была женой императора Павла I, в 1801 г. он был убит в возрасте 47 лет. У них родилось 4 сыновей и 6 дочерей. Затем 27 лет она была вдовствующей императрицей, увидевшей двух своих сыновей (Александра I и после его смерти — Николая I) в роли русских императоров. Будучи матерью 10 детей, которых очень любила, она во многом была устранена от их воспитания (особенно сыновей), так как эти заботы взяла на себя царственная бабка — ее свекровь императрица Екатерина II. Павел был отстранен от участия в государственных делах и получал ограниченные средства на свой «Малый двор». Довольно уединенная жизнь в Павловске и Тотчине в условиях ограниченных денежных средств положила начало хозяйственной деятельности Марии Федоровны, ее близкому знакомству с бытом низших классов населения. Она всегда находила и выделяла ощутимые средства на благотворительность, помощь нуждающимся.

За годы супружества она смогла научиться терпению и снисходительности ко многим недостаткам ее мужа, который имел тяжелый, подозрительный характер. В семейной жизни Марии Федоровны было мало радости, если учесть характер ее мужа, денежные ограничения, смерть при ее жизни их 5 детей. У Марии Федоровны хватило мудрости найти общий язык с близким другом ее мужа — фрейлиной Е.И. Нелидовой (1758—1839), более того, подружиться с ней.

Императрица Мария Федоровна 25 лет была женой Павла I (из них 22 года выполняла все супружеские обязанности, за 1776—1798 гг. родила 10 детей, в 1798 г. врачи запретили ей рожать из-за угрозы для ее жизни следующих возможных родов, что означало тогда прекращение ее близких отношений с мужем). Она была первой в России императрицей, коронованной вместе с мужем, и поэтому считала, что после его насильственной кончины именно она должна была стать первым лицом в государстве (но это противоречило закону, принятому Павлом їв 1797г.), но не смогла. Она обвинила сына Александра I, нового императора России, в попустительстве убийства его отца и ее мужа, дала ему понять, что ее благородство и нравственное превосходство над ним заставили ее якобы добровольно уступить ему права на трон, напомнила о неизбежной каре Божией за все прегрешения людей. После всего этого она, оставаясь вдовствующей императрицей, на деле была правящей государыней, хотя таковой формально считалась ее невестка — новая, молодая, очень красивая, обаятельная императрица Елизавета Алексеевна. На содержание двора Марии Федоровны шло гораздо больше средств, чем на содержание двора молодой императрицы. Павловск при Марии Федоровне в ее статусе вдовствующей императрицы стал своего рода центром рождения масштабных планов благотворительности, но и многих интриг. После трагической кончины ее мужа в 1801г. она почти полностью отдала свои силы благотворительной и образовательной деятельности. Опыт в этому нее уже был, тем более что еще император Павел I поручил ей управление воспитательными домами и Смольным институтом благородных девиц в Санкт- Петербурге. Мария Федоровна сполна отдала себя делу вое- питания будущих российских матерей, женское образование в России обязано ей многим. Она создала в нашей стране ряд благотворительных и воспитательных организаций, главным образом дворянских организаций (Мариинское ведомство).