Раскрытие уличного пространства к ландшафту

393

Короткой улицей главная площадь объединялась с малой культово-административной площадью на кромке плато у днепровского берега. Если средневековому, ренессансному и барочному градостроению свойственно зрительная замкнутость перспективы подводящей к площади улицы, завершенной доминантой или рядовой застройкой, то эстетика классицизма допускала раскрытие уличного пространства к ландшафту, ориентацию трассы на простирающуюся до горизонта днепровскую пойму. Такой прием, уместный при значительном возвышении берегового плато над поймой, оставляющий свободным нацеленный на небосвод «поперечный профиль» улицы, использован и в других городах Поднепровья (Пропойске, Рогачеве).

В процессе движения по улице, соединяющей площади, слева возвышался доминиканский костел, а при выходе на бровку надпойменной террасы перед зрителем открывалось пространство Днепра и, с правой стороны, Воскресенский собор, визуально уравновешивающий католический храм. Площадь характеризовалась раскрытием внутреннего пространства к ландшафту по двум направлениям: перпендикулярно Днепру, аналогично общей ориентации поперечных магистралей города, и вдоль реки, к замковому холму и стоящему на нем острогу. Один угол площади был закрыт Г-образно расположенными двумя зданиями присутственных мест, а западный и восточный углы предназначались для пространственной связи с природным окружением. В структуре застройки площади применены две пересекающиеся под прямым углом композиционные оси, вызывающие ассоциации с крестоподобным положением основных коммуникаций города и архитектурных комплексов всего общественного центра.

Классицистическая нацеленность на формирование объединенных городских пространств проявилась в организации эспланады, выразительно изгибающейся в соответствии с очертаниями берегового плато и связывающей культово-административную площадь с Николаевской церковью. Эспланада представляла собой вытянутую площадь перед этим храмом, с длинных сторон фланкированную жилой застройкой квартала и цепью сооружений на кромке плато: мясными торговыми рядами, амбарами, кузницей и баней. Площадь расширялась к церкви, зрительно замыкавшей ее пространство, и благодаря обратной перспективе иллюзорно приближала храм к замку и месту пересечения функциональных связей трех площадей. Кроме того, очевиден учет автором перепланировки средневековых традиций региона, существования веретенообразных площадей, по концам завершенных доминантами, попытка освоения нерегулярных стереотипов в новых стилевых формах.

В целом оправдано констатировать влияние идей романтизма на генеральный план. Это трактовка замка с деревянным острогом как исторически осмысленного планировочного узла, большое художественное внимание к напряженным абрисам рельефа. Ландшафтно-романтическая тенденция в организации центральных ансамблей закономерно обусловилась их соседством с акцентными формами природного окружения крутой излучиной Днепра, удлиненным островом живописных очертаний, упругой линией надпойменной террасы в сочетании с овалом замкового холма.