Облик храмов

410

Учитывая обстоятельство, несмотря на отсутствие данных об облике большинства храмов, отметим композиционное равновесие и неравновесие элементов застройки, воспринимаемых в различных видовых картинах. В зоне обозрения храмов грековосточного вероисповедания прослеживался принцип равновесия. При движении по улице вдоль реки три церкви на разных отметках рельефа с одной стороны визуально уравновешивались вертикалями ратуши и собора на рыночной площади, находившихся по другую сторону от оси движения. В процессе приближения к торгу по поперечной улице также наблюдалось композиционное равновесие, образуемое высоко стоящей на холме Верхнего замка Спасской церковью, а с противоположной стороны собором и ратушей. Иными особенностями отличалась городская среда центра в зоне видимости католических храмов. По мере перемещения по улице с этими сооружениями, которая находилась выше «православной» улицы, зритель ощущал неравновесность, смещенность доминант на одну сторону от трассы, чем достигалось впечатление их композиционной открытости, обращенности к замкам, пространству реки и простирающейся до горизонта поймы противоположного берега.

По свидетельству инвентаря 1.552 г., реконструкция замков в XVI в. осуществлялась «под шнур», профессионально под руководством приписанного к замку зодчего 1626, с. 2101. Очевидно, этим обусловилась правильность очертаний площадок Верхнего и Нижнего замков в конце XVIII в. Верхний замок представлял собой вытянутый овал с продольной осью, перпендикулярной оси Нижнего замка, тогда как северо-западный и юго-восточный края последнего были параллельны. В Нижнем замке находилась ста- ростинская усадьба с симметричной постановкой корпусов в виде курдонера. В общей нерегулярной планировочной структуре города сооружения старостинского комплекса и примыкающих участков размещались в прямоугольной системе осей. Продольная ось симметрии усадьбы закреплялась главным одноэтажным корпусом с высокой ломаной крышей, въездной брамой и приходским костелом на противоположной стороне улицы (перечень усадебных строений и отрывочные данные об их архитектуре приведены в инвентаре замка 1772 г.). Перпендикулярное направление подчеркивалось поперечной осью усадьбы, на которой с двух сторон курдонера находились канцелярия старосты и конюшня с каретной, а также осью, определившейся мостом между замками и Спасской церковью, упоминаемой еще в XVI в.

Аналогичные две взаимно-перпендикулярные пространственные оси наблюдались и в композиции рыночной площади, что свидетельствует об определенной системности ансамблевых приемов, примененных в разных частях города и нацеленных на формирование единообразия и тем самым индивидуальности среды поселения в целом. Торг состоял из двух пространств основного, треугольного в плане, и курдонера, организованного ратушей и двумя из трех параллельных корпусов лавок. Продольная ось симметричного курдонера, на которой размещалась ратуша, как и в старости не кой усадьбе, ориентировалась перпендикулярно берегу Припяти. Поперечную ось, проходящую посередине торговых рядов, фиксировал также объем Михайловского собора.

Соотношение детинца и рынка определяет характерный для белорусского региона тип структуры. Площадь находилась не у стен крепости, как это свойственно древнерусскому градостроению, и не на удалении от феодального замка в окружении жилых кварталов, что типично для западноевропейских городов. Признаком типа служит наличие узкого участка шириной 60 — 70 м, отделявшего площадь от замка и в XVIII в. имевшего застройку.

Примером веерно-полукольцевой системы планировки служил также поветовый город Речица.

Поселение имело два концентрических пояса валов и рвов, пришедших в упадок и ликвидированных к концу XVIII в. Они охватывали детинец на берегу Днепра и полукруглый окольный город. В середине XVII в. для размещения войскового гарнизона Речи Посполитой по западноевропейскому образцу устроена третья, внешняя линия земляных оборонительных сооружений бастионного типа, ограничившая город по прямоугольнику. Следы ее к концу XVIII в. также почти не сохранились (план Речицы 1798 г.).

Протяженная улица по трассе укреплений окольного города на отдельных участках смыкалась с короткими дуговыми коммуникациями, проходившими вдоль главного полукольца. Подобные узлы пересечения криволинейных улиц являлись деталью, типичной как для рассматриваемого типа планировки, так и веерно-ветвистого полу кольцевого. Функциональные зоны центра формировались полукольцом вокруг замка: культовая православная (Воскресенская церковь) — католическая (доминиканский монастырь) административно-торговая (главная площадь) и соседствующая с ней иудаистская культово-учебная (синагога) — униатская (Николаевская церковь). Как и Мозырь, по взаимоположению детинца и торга Речица представляла промежуточный тин структуры, отличный от древнерусского, а также западно и центральноевропейского. Планировочный элемент, отделявший площадь от замка, приобрел вид неширокой полосы массовой застройки.

Веерно-ветвистую полукольцевую планировочную систему имел Пинск в Западном Полесье, который в плане приближался к полукругу («План города Пинска и местечка Каролииа с облежащею ситуацией, снятый но велению Его Сиятельства Господина Геиерал-Аншефа и разных орденов Кавалера Князя Юрия Владимировича Долгорукова, 1794-го года, генваря 4-го дня» — РГВИА). Размещение города на плоской местности повышенного берега р. Пины способствовало строительству вокруг детинца (позже — замок) правильно очерченных концентрических полуколец земляных валов и рвов, вдоль которых, вероятно, с внутренней и внешней сторон проходили улицы. Замок и прилегавший к нему торг служили центром схождения веерных направлений, некоторые из которых, пересекая первое полукольцо укреплений, раздваивались, обнаруживая ветвистый характер.

В XVIII в. земляные укрепления ликвидированы. Трасса рва их периферийной линии определила протяженную полукольцевую улицу. По рву первого оборонительного пояса также прошла магистраль, но не по всей длине в восточной части на месте снивелированных вала и рва сложились кварталы. Специфика веерно-ветвистой полукольцевой структуры Пинска состояла в образовании функционально важной промежуточной полукольцевой магистрали, заключенной между трассами внутренней и внешней оборонительных линий. На севере она получила точку соприкосновения с первой, не полностью оформленной полукольцевой улицей. С внутренней стороны указанной промежуточной коммуникации в восточной части территории наблюдалась рядовая система нескольких улиц, ориентированных перпендикулярно берегу Пины. Аналогичная схема направлений отмечена выше на примере Бобруйска.

Следует подчеркнуть, что сложение между трассами укреплений именно одной протяженной полукольцевой магистрали-связки, дополненной короткими дублирующими дугообразными улицами, возможно, служило закономерностью. Данная картина наблюдалась даже в Москве XVII в., которая несоизмеримо превышала Пинск по величине и являлась самой крупной европейской столицей того времени. Она занимала в пределах Земляного города территорию 1925 га и имела между стенами Кремля, Китай-города, Белого города и Скородома только по одной главной промежуточной улице-связке, соответственно дугоподобной, полукольцевой и кольцевой   и 2,25 га в Путивле; два полукольцевых концентрических пояса укреплений, один из которых ограничивал город, охватывающих большие территории вокруг центральной крепости; полу- кольцевые улицы вдоль уничтоженных в XVIII в. оборонительных сооружений; три основных радиальных направления, доминирование которых над другими веерными улицами в меньшей степени выражено в Пинске. Если к перечисленному добавить формирование у стен замка вытянутого пространства торга, узкой стороной выходящего к реке, то сложится картина едва ли не идентичного во времени и по форме градостроительного типа.