Туризм

11

ПКМ Дали — это тоже своего рода закрепляющая терапия, но наоборот. По мысли Дали, не больные исполняют ритуалы здоровых, но здоровые совершают туристические экскурсии в мир паранойи.

Когда Дали изобретает ПКМ, в Париже паранойя в моде. Медицинские исследования расширяют ее определение

Пациенты, проходящие закрепляющую терапию, на больничной вечеринке «серьезный, долгосрочный вызов Фрейду» Пластиковый жетон за каждое проявление нормальности — улыбку, накрашенные губы, светскую болтовню и тд «Для пациентов это стало очень эффективным стимулом следить за собой » (Обратите внимание на фотоаппараты Polaroid на переднем плане, готовые «запечатлеть» победу симулированной нормальности) за рамки обычной мании преследования, которая оказывается лишь фрагментом куда более обширной мозаики безумия6. По сути, паранойя — это исступление, бред интерпретации. Факты, события, действия и наблюдения попадают в ловушку одной-единственной системы оценок и оказываются так «поняты» человеком, страдающим этой болезнью, что с непреложностью подтверждают и подкрепляют его тезис, то есть первоначальное заблуждение, которое послужило отправной точкой безумия. Параноик всегда попадает по гвоздю независимо от того, куда угодил молоток.

Как в магнитном поле молекулы металла выстраиваются так, чтобы создать суммарную силу притяжения, так и параноик посредством неостановимых, систематических и по отдельности вроде бы совершенно рациональных ассоциаций превращает весь мир в магнитное поле доказательств, указывающих в том направлении, куда движется он сам.

Суть паранойи в этих напряженных (хоть и искаженных) взаимоотношениях с реальным миром: «Реальность внешнего мира используется как иллюстрация и доказательство… обслуживающие реальность нашего сознания…»7.

Паранойя — это вечный шок подтверждающихся подозрений.