Тревога

4

Противопоставление двух идеологий в росписи Риверы с самого начала сильно тревожит заказчиков, однако они игнорируют возможные последствия вплоть до того момента, когда за несколько недель до открытия, і мая, Ривера закрашивает огромную кепку, затенявшую лицо Вождя, и открывает портрет лысого Ленина, глядящего на зрителя в упор. «Ривера рисует сцены из коммунистической жизни, Джон Д.-младший платит по счету», — кричит заголовок газеты World-Telegram.

Нельсон Рокфеллер готов примириться с Красной площадью и пишет Ривере записку: «Вчера в здании номер 1, заинтересовавшись тем, как продвигается ваша поразительная работа, я заметил, что в самую недавнюю часть росписи вы включили портрет Ленина.

Этот фрагмент прекрасно написан, но, мне кажется, появление портрета может обидеть огромное множество людей… Хотя мне и не хочется этого делать, но боюсь, что мы вынуждены просить вас вставить лицо какого-нибудь другого человека вместо головы Ленина»45.

Ривера в ответ предлагает для восстановления равновесия заменить дамочек-картежниц в облаке сладострастия группой героев Америки — Линкольн, Нат Тернер, Гарриет Бичер-Стоу, Венделл Филипс.

Две недели спустя доступ в вестибюль перекрывают, Риверу просят спуститься с лесов, выдают ему чек на полную сумму его гонорара и просят покинуть помещение вместе с командой. Снаружи Риверу ожидает следующая картина: «Улицы вокруг центра патрулируются конной полицией, в воздухе рокочут аэропланы, которые кружат вокруг небоскреба, оскверненного портретом Ленина…

Пролетариат отреагировал незамедлительно. Через полчаса после того, как мы эвакуировали гарнизон, на поле сражения прибыла демонстрация из самых воинственно настроенных рабочих. Конные полицейские тут же показали свою несравненную, героическую доблесть, атаковав демонстрантов и ударом дубинки повредив спину семилетней девочке.

Так была одержана славная победа капитализма над портретом Ленина в битве при Рокфеллеровском центре…»46.

Это единственная фреска Риверы, которой суждено было ожить.

Шесть месяцев спустя ее уничтожают.

Кремль снова становится лифтовым холлом.