Рокфеллеровский центр Корбетта

14

Для Худа Рокфеллеровский центр есть испытание и самой доктрины, и стратегий по ее реализации, и верности ее адептов.

«Случалось, что я, как, наверное, любой архитектор, делал вещи, в которых был не вполне уверен. На строительстве одного здания всегда можно чем-то рискнуть ради эксперимента. Однако в проекте, который стоит 250 миллионов и имеет шанс стать моделью для многих других, ошибка стоит так дорого, что может легко обернуться катастрофой. Стоит ли говорить, что каждый человек, имеющий хоть какое-то отношение к этому проекту, рискует своей профессиональной репутацией и своей будущностью ради успеха Рокфеллеровского центра»20.

Всех членов архитекторского коллектива объединяет их участие в предыдущей «бессознательной» стадии развития Манхэттена; так или иначе все они уже внесли свою лепту в развитие манхэттенской архитектуры. Теперь им предстоит сформовать из невидимой громады максимально допустимого объема окончательный манхэттенский архетип.

Это целая кампания по уточнению деталей: каждый невидимый пока фрагмент требует конкретизации с точки зрения его будущей функции, формы, материалов, правил обслуживания, структуры, художественного решения, символического значения и стоимости.

Для начала каждому члену коллектива было предложено сделать собственный проект, как бы соревнуясь с остальными. Эта хитрость привела к перепроизводству архитектурных эскизов и творческой энергии — и то и другое можно было отчасти использовать в дальнейшей работе. Кроме того, в этом упражнении архитекторы изрядно подрастратили свое эго. Двое самых именитых, Корбетт и Худ — единственные здесь теоретики, — предложили пересмотренные версии своих более ранних, нереализованных проектов.

Корбетту увиделся шанс применить наконец его транспорт- но-островную метафору 1923 года и решить проблему перегрузки, превратив Манхэттен в «хорошо модернизированную Венецию».

Рисунки Ферриса сосредоточивают внимание на венецианской составляющей предложений Корбетта: Мост вздохов через 49-ю улицу, колоннады, напоминающие о Сан-Марко, потоки черных блестящих лимузинов. Прочие элементы проекта растворяются в угольной пыли.

Рокфеллеровский центр Корбетта, расположившийся на искусственной Адриатике в центре города, выполняет обещание, неосознанно данное еще во времена «Каналов Венеции» в «Стране грез».