Френч-билдинг и Бритиш- билдинг

7

Все самые значительные архитекторы Нью-Йорка (Худ, например) находились под влиянием Парижской школы изящных искусств с ее любовью к центральным осям, величественным перспективам и артикулированностью гражданских монументов на фоне нейтральной городской ткани. Однако нью-йорская решетка a priori обесценивает и отменяет все эти приемы.

Решетка обеспечивает полное равноправие вписанным в нее структурам, оказывая им всем равный почет. Появлению продуманных парадных перспектив мешает также и религиозное отношение к частной собственности с ее глубинным противостоянием любому формальному контролю сверху. Кроме того, в городе автомонументов выделение отдельных символических объектов из общей ткани не имеет никакого смысла: собственно из монументов городская ткань и состоит.

 «Я даже не возьмусь гадать, сколько именно вариантов было в общей сложности предложено сомневаюсь что какие-то возможные схемы остались не рассмотренными до утверждения нынешнего плана. И даже ПОСЛЕ УТВЕРЖДЕНИЯ окончательного проекта в него постоянно вносились изменения в зависимости от ситуации с арендой помещений » (Рэймонд Худ)

Как только с индивидуальными проектами было покончено, а их метафоры — Венеция, пирамида — были усвоены, коллектив архитекторов стал разрабатывать объем, предложенный Рейнхар- дом и Хофмайстером самый высокий небоскреб в центре, четыре небоскреба поменьше — по внешним углам крайних кварталов Перед центральной башней в среднем квартале — площадь, как в проекте Морриса, заглубленная для облегчения сообщения между подземным этажом и уровнем земли. Более низкий банковский корпус на Пятой авеню первоначально был овальным, но вскоре его заменили на два одинаковых семиэтажных дома — Френч-билдинг и Бритиш- билдинг, — которые как бы направляли поток пешеходов к центральной площади. Симметрия первоначальной концепции была отставлена, и северо-восточная башня теперь выходила на Пятую авеню Изначально она была обращена к Пятой авеню сплошным фасадом универсального магазина, однако позже его «разделили» на две части (возникала рифма с Френч-билдинг и Бритиш-билдинг) так, что образовался парадный проход к Интернешнл-билдинг, форма которого повторяла ступенчатый силуэт здания Ар-си-эй, «обусловленный» постепенным уменьшением количества лифтовых шахт Юго-восточная башня позже превратилась в Тайм-лайф-билдинг В течение 1930-х годов, по мере того как стадия за стадией возводили Центр, общий архитектурный замысел сооружения становился все менее цельным, меняясь ради удовлетворения запросов конкретных арендаторов и в ответ на веяния модернизма

В Нью-Йорке дух Парижской школы живет только там, где нет решетки, то есть под землей.

Подземный уровень Рокфеллеровского центра минус первый этаж — как раз и есть композиция в традициях этой школы, наконец-то нашедшая свое место на Манхэттене. Правда, точкой схода упрятанных под землю величественных перспектив оказывается вход не в новую Оперу, а в метро. В подвале Центра планировка в духе Парижской школы проявляет тайные связи между кварталами, так тщательно скрываемые наверху: это затеянное с размахом планировочное решение, так и не выбравшееся на поверхность.

В восточной части композиции заглубленная плаза визуально смягчает переход от прямолинейности решетки к изысканной сложности Парижской школы под ней.